Политический клуб PolitRoom
   
О клубе
Устав клуба
Структура
Администрация
Доклады
Проекты
Проблематика
Публикации
Александр Кынев: ВЦИОМ опубликовал установочно-демонстративный прогноз

ВЦИОМ опубликовал прогноз итогов предстоящих в следующем году парламентских выборов. Объясняя причины появления столь раннего прогноза, гендиректор ВЦИОМа Валерий Федоров заявил, что центр "решил встряхнуть всех пораньше". При этом он отметил, что "прогноз, конечно, будет корректироваться". Между тем, представители партий и эксперты скептически восприняли эти предсказания. Свою версию того, почему вдруг ВЦИОМ решил опубликовать свой прогноз за год до выборов, в специальном комментарии для "НП" озвучил кандидат политических наук, руководитель аналитического отдела Ассоциации "ГОЛОС" Александр Кынев:

– С чего вдруг ВЦИОМ решил обнародовать прогноз (именно прогноз – определенную "авторскую" экстраполяцию итогов опроса) на выборы за год до самих выборов – я не знаю. Но существует целый ряд социологических организаций, близких к власти (ВЦИОМ, очевидно, является таковой), мнения и оценки которых по ряду позиций публикуются с явной целью воздействия на общественное мнение. Подчеркиваю: речь идет в первую очередь не об опросе (сами итоги опроса дают "партии власти" "дежурные" 50 с небольшим процентов), а именно о прогнозе, то есть о мнении. В чем была такая необходимость публикации именно сейчас, и именно прогноза, построенного на некой сделанной авторами оценке?

При этом очевидно, что нередко бывают случаи, когда обнародованные перед выборами цифры показывают одну картину, а реальные результаты этих выборов – совершенно другую. Казалось бы, публично публиковать данные опросов, а тем более прогнозов, которые потом не совпадают с реальными результатами, – дело, в общем-то, достаточно скользкое. Поэтому публикация прогнозов – всегда риск для их автора.

Кстати, электоральной анализ показывает, что в случае с "партией власти" полученные при опросе данные от числа опрошенных гораздо ближе к реальным результатам, чем расчеты, к примеру, от числа точно заявляющих о готовности к участию в выборах, уже не говоря о том, что явно имеет место тенденция неравномерного распределения голосов неопределившихся. На практике в настоящее время те, кто отнесен к неопределившимся, часто выбирают по методу "от противного" и реально отдают на выборах голос за кого-то из оппонентов власти. В таких условиях экстраполировать за счет неопределившихся увеличение процента за "партию власти", так, словно они также относятся к власти, как и те, кто своего оппозиционного выбора не скрывает, чревато большими ошибками.

Проще говоря, большинство формально неопределившихся или скрывающих свой выбор на региональных и местных выборах в России в последние годы уходят к оппозиции, а не к власти. В результате таких ошибочных оценок поведения неопределившихся оппозиция чаще всего получает больше того, чем обещают опросы и прогнозы, а кандидаты власти – меньше. И это уже зафиксировано многократно и этот эффект хорошо известен.

Ярким примером тому может служить избирательная кампания, которая прошла осенью этого года в регионах. Посмотрите интервью, выступления различных политологов, чиновников от партии власти. Ни в одном из этих материалов Новосибирская область не была обозначена как самый проблемный для "ЕР" регион. Однако именно в Новосибирской области "Единая Россия" на региональных выборах оказалась в самом худшем положении, несмотря на массу обвинений в использовании административного ресурса. Именно поэтому широкая демонстрация и тиражирование нового прогноза, дающего существенно повышающие для партии власти цифры на фоне одновременно приведенных гораздо более скромных данных опроса выглядит наиболее странно.

Из этого можно сделать вывод о том, что широкая публикация таких прогнозов носит установочно-демонстративный характер. Существуют так называемые "формирующие опросы", которые имеют своей целью навязать определенную точку зрения тому, кого опрашивают. А бывает и так, что результаты опросов публикуются с целью повлиять на общественное мнение. В России активно применяется и то, и другое.

Обращу внимание еще на один момент – голосование за ту или иную партию в регионе существенно зависит от её "регионального лица", наличия популярных местных фигур или поддержки значимых местных элитных групп. У нас все партии имеют крайне неровную электоральную географию – где-то получается густо, где-то пусто. Итоговый результат для партии – это результат сложного симбиоза уровней поддержки в разных регионах и уровня явки в них. При этом ситуация нередко развивается крайне динамично. Скажем, на местах в результате конфликтов внутри той же "Единой России" нередко помимо неё начинают выдвигаться, как независимые или от иных партий, кандидаты проигравшие во внутрипартийных интригах, которые нередко оказываются популярнее тех, на кого "партия власти" сделала официальную ставку. И вместе с этими кандидатами уходит и их электорат. И это для партии власти центральная проблема: нельзя "объять необъятное". Можно формально обеспечить членскими билетами все самые влиятельные фигуры, но невозможно затем учесть все их противоречащие друг другу интересы. Кто-то непременно окажется "не ко двору".

Я не исключаю, что при неизбежном появлении при формировании партсписков новых "обиженных" и проигравших, главный объект данной демонстрации якобы грядущих уверенных побед партии власти – как раз те, кто вынужденно включен в её ряды, кому там неуютно, кто смотрит в сторону и готовит иные стратегии. Им словно говорят: "отставить разговорчики в строю, результат будет именно такой, смиритесь".

И подобные прогнозы за год до выборов в Госдуму, когда не известен ни состав, ни лидеры списков, а по многим регионам могут поменяться те фигуры, которые с той или иной партией ассоциируются, а значит неизбежно изменятся и сами партийные рейтинги, я бы предложил рассматривать именно с этой точки зрения.

Единая Россия, общественность, анализ


Суд оправдал Антона Агеева по делу об истязании мальчика Глеба
Чиновник и Блог
Москва рискует лишиться здания торгпредства в Швеции



2009-2017. Карта сайта