Политический клуб PolitRoom
   
О клубе
Устав клуба
Структура
Администрация
Доклады
Проекты
Проблематика
Публикации
Без прорывов и провалов

Сергей МАРКЕДОНОВ
Политолог, кандидат исторических наук

27 октября в Астрахани по инициативе России прошла трехсторонняя встреча президентов РФ, Армении и Азербайджана.

Напомним, что этот формат взаимодействия появился в ноябре 2008 года, то есть вскоре после окончания "пятидневной войны", которая заметно изменила ситуацию на Большом Кавказе. Первая встреча трех президентов закончилась подписанием Майендорфской декларации, которая зафиксировала необходимость политического решения застарелого конфликта на основе норм международного права. Она же сформировала явно завышенные ожидания. Многим стало казаться, будто бы решение карабахской головоломки не за горами. Однако следующие четыре встречи показали, что развитие переговорного процесса – это не линейный процесс. И за большими ожиданиями последовали горькие разочарования.

В ходе трех прошлогодних встреч так и не появилось новых деклараций или согласованных заявлений, то есть политико-правовых документов, которые давали бы надежду на позитивную динамику мирного процесса. Более того, каждая такая встреча, как правило, сопровождалась новым раундом пропагандисткой войны между Ереваном и Баку. И если Баку усиливал военную риторику, то Ереван актуализировал вопрос о признании независимости Нагорно-Карабахской Республики (НКР). В этом смысле не стала исключением и астраханская встреча. Накануне (и непосредственно во время) этого события в парламенте Армении по инициативе фракции "Наследие" вновь обсудили возможность признания НКР, но в итоге голосование было отложено до декабря.

За два года Москве удалось добиться двух совместных деклараций от Баку и Еревана

Если же говорить о самой астраханской встрече, то ни по одному из ключевых политико-правовых вопросов карабахского урегулирования (будь то статус самого Карабаха, демилитаризация и деоккупация районов вокруг него и возвращение беженцев) не было достигнуто серьезного прогресса. Однако считать на этом основании встречу в Астрахани безрезультатной нельзя.

В ходе астраханской встречи трех президентов было подписано Совместное заявление и начат прямой диалог между Ереваном и Баку о возвращении пленных и тел погибших. То есть фактически впервые после подписания Майендорфской декларации в ноябре 2008 года стороны решили взять на себя совместную ответственность.

Конечно, по своему стилю астраханское соглашение – это декларация. Она не является юридически обязывающим документом, который формулировал бы четкие рамки реализации данного заявления. Но это серьезный шаг, который потенциально может вывести переговорный процесс в иное русло, когда от общих политико-правовых принципов стороны придут к разрешению гуманитарных проблем. В самом деле, вопросы статуса могут не решаться годами. Для этого есть много оснований. И Армения, и Азербайджан время от времени погружаются в избирательные кампании. Неизбежная в таких кампаниях "патриотическая" риторика существенно снижает поле для компромисса. Нельзя забывать и о множестве внешних факторов, которые также затрудняют всеобъемлющее решение конфликта.

Но, если отойти от вопросов о том, какой флаг должен развиваться над спорной территорией, и сосредоточиться на гуманитарной проблематике (тех же проблемах военнопленных), то это создает некий позитивный фон и укрепляет доверие сторон друг к другу. Это будет вовлечение в некое общее дело, что само по себе уже неплохо, учитывая фактическое отсутствие армяно-азербайджанских контактов. Сегодня они ограничены президентским и министерским уровнем, да еще контактами по линии НПО. Обмен пленными и работа по общей гуманитарной проблематике расширяют круг двустороннего общения. Судьба каждого отдельного человека переводит разговор о конфликте из плоскости политической философии в гуманитарную сферу. Естественно, эта декларация должна впоследствии "обрасти" серией юридически обязывающих документов, в первую очередь, соглашениями о неприменении силы и отказе от военного способа решения конфликта. Но для этого, конечно же, потребуется много усилий.

Астраханская встреча оказалась между двумя важными событиями

Пока же мы можем зафиксировать некие промежуточные результаты. Астраханская встреча оказалась между двумя важными событиями. С одной стороны, кавказский цикл Дмитрия Медведева (визиты в Ереван и Баку в августе-сентябре нынешнего года). В ходе этого цикла Москва четко обозначила свою заинтересованность в контактах с обеими странами и отказ от выбора в чью-то пользу. Была также подчеркнута необходимость решения конфликта исключительно в дипломатическом формате.

С другой стороны, астраханская встреча прошла в канун Саммита ОБСЕ в Астане, который Москва рассматривает, как важную презентацию своих подходов к общеевропейской безопасности. Медведев заявил в Астрахани о том, что до саммита в казахстанской столице стороны должны активно поработать, чтобы добиться более высоких результатов. Наверное, принимая во внимание всю предыдущую историю мирного процесса, трудно надеяться на то, что к декабрю нынешнего года удастся достичь прорыва в политико-правовых вопросах. Однако, если стороны откажутся от военной риторики и политического шантажа и перейдут к пошаговому разблокированию гуманитарных проблем, то это уже будет неплохим результатом.

В любом случае следует понимать разницу между первым совместным заявлением в ноябре 2008 года и новой совместной декларацией октября 2010 года. Майендорфская декларация была реакцией на августовскую войну, когда Азербайджан осознал, что повторения хорватского сценария 1995 года на постсоветском Кавказе не будет, а Армения лучше осознала свою геополитическую уязвимость. Астраханская декларация стала результатом дипломатической активности России последних лет. Фактически, не отменяя формата Минской группы ОБСЕ (где РФ является одним из сопредседателей) Москве удалось выстроить параллельный формат общения с Баку и Ереваном. Формат, не нарушающий статус-кво и не способствующий "разморозке" конфликта, но в то же самое время дающий России большие возможности и основания для влияния на ситуацию. К позитивным моментам следует отнести и то, что этот параллельный формат позитивно воспринимается на Западе, у которого по большому счету нет альтернативных концепций решения сложного этнополитического конфликта.

За два года Москве удалось добиться двух совместных деклараций от Баку и Еревана. Этого явно недостаточно, и декларация не означает разрешения конфликта. Но важно понять, что на фоне отсутствия других результатов это уже важно. В то же время следует осознать, что без воли самих конфликтующих сторон ничего не получится. В ноябре 2008 года был Майендорф, но отсутствие воли Баку и Еревана к компромиссу девальвировало этот небольшой успех двухлетней давности.

Повторит ли Астрахань судьбу Майендорфа или станет фундаментом для дальнейшего пошагового продвижения вперед, зависит, в первую очередь, от армянских и азербайджанских политиков. Прошло то время, когда ЦК КПСС в Москве решал все вопросы за национальные республики. Сегодня ЦК в столице России нет, а потому самим сторонам конфликта надо повзрослеть и отбросить в сторону геополитическое иждивенчество. РФ или США могут помочь продвижению к компромиссу, но договариваться за Ереван, Баку и Степанакерт они вряд ли будут.

доверие, судьба


Германия намерена отказаться от американского ядерного оружия
Жертвы благих намерений
Путин: битвы за Арктику не будет



2009-2017. Карта сайта