Политический клуб PolitRoom
   
О клубе
Устав клуба
Структура
Администрация
Доклады
Проекты
Проблематика
Публикации
Энергетический компромисс

В условиях глобально растущего энергопотребления и постоянно сокращающихся источников углеводородных ресурсов все большее внимание уделяется вопросу разведки, разработки и добычи ресурсов на новых территориях.

Подписанный Россией и Норвегией 15 сентября договор о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане ознаменовал собой начало ресурсного передела в северных морских регионах земного шара.

Переговоры между Россией и Норвегией по этому поводу велись с 1970 года, однако к компромиссу по границе прийти никак не удавалось. В начале 80-х годов прошлого века был введен мораторий на добычу углеводородов на спорных территориях до тех пор, пока не будет найден компромисс, но переговоры все равно результатов не давали. Москва настаивала том, чтобы проводить линию раздела по западной границе своих полярных владений. Норвегия же хотела разграничить территории на равном удалении от архипелага Шпицберген и островов Новая Земля и Земля Франца-Иосифа. Советский, а позднее российский МИД считали требование норвежской стороны нарушением условий равного доступа к 200-мильной исключительной зоне острова Шпицберген, который принадлежит России.

В итоге компромисс был достигнут: границу провели вне 200-мильной зоны. Более того, Россия высказывалась за разделение спорных территорий, площадь которых составляет около 170 тысяч квадратных километров, по "секторному принципу". Норвежская позиция заключалась в делении территории Баренцева моря по срединной линии. В апреле этого года, во время визита президента Дмитрия Медведева в Норвегию удалось прийти к принципиальной договоренности о разграничении континентального шельфа, а те месторождения, по которым проходит граница, будут использоваться двумя странами совместно.

Переговоры между Россией и Норвегией по этому поводу велись с 1970 года

Эта договоренность и позволила главам МИД двух стран подписать договор 15 сентября. Тот факт, что через 40 лет проволочек был найден компромисс, и шельф был разделен, говорит о дальновидности российского и норвежского руководства. Экспорт углеводородов является одним из основных источников пополнения бюджета, как России, так и Норвегии. К настоящему моменту все доступные месторождения углеводородов в мире уже поделены между государствами, запасы же северных морей были практически не изведаны и тот, кто первый начнет их разрабатывать, получит своего рода "фору" на старте.

Те недра Баренцева моря, которые поделили Россия и Норвегия, по экспертным оценкам, заключают в себе более 7 млрд. тонн условного топлива, потенциал добычи – более 20 млн. тонн углеводородов в год. Однако приобретение территорий, богатых природными энергетическими ресурсами, вовсе не значит, что Россия сможет быстро наладить добычу и экспорт этих ресурсов.

Прежде всего, необходимо ратифицировать достигнутое соглашение. По словам норвежского премьера Йенса Столтенберга, парламентарии его страны ратифицируют этот документ до конца текущего года. После ратификации могут быть начаты работы по разведке ресурсов. По оценке министра природных ресурсов России Юрия Трутнева, на это уйдет 7-10 лет, так как территория шельфа достаточно плохо исследована. Еще 2-5 лет, по словам министра, потребуется для начала освоения шельфа. Получается, что "первый урожай" природных ресурсов Россия сможет снять лет через 12-15.

Между тем, в российской арктической стратегии, принятой в этом году, определено, что район шельфа должен превратиться в основную ресурсную базу страны уже к 2016 году. Однако факты говорят о том, что этого вряд ли удастся достигнуть. Владение новыми богатейшими источниками энергоресурсов обязывает Россию начать масштабные работы по модернизации способов добычи и транспортировки углеводородов, в частности, газа. Эксперты сходятся во мнении о том, что огромную долю шельфовых полезных ископаемых (точные цифры никто не называет) занимают именно залежи природного газа. Чтобы иметь возможность транспортировать этот газ, необходимы технологии и оборудование по его сжижению, а также обширный флот специальных танкеров, перевозящих сжиженный газ – у России на сегодняшний день нет ни того, ни другого. Как известно, сейчас отечественный газ транспортируется в близлежащие страны с помощью трубопроводной системы, однако создавать такую систему в глубинах Баренцева моря и Северного Ледовитого океана чревато непомерными финансовыми затратами и катастрофическим уроном экологии. Поэтому, обладание огромными ресурсами под толщей северных морей пока что условно. Предстоит вложить огромные силы, деньги и время, чтобы достать их оттуда.

Кроме того, удачное завершение 40-летних переговоров с Норвегией не означает конца арктической эпопеи, наоборот, передел собственности в Заполярье только начинается. Помимо России и Норвегии есть еще ряд стран, желающих отхватить лакомый кусок. Договор, заключенный 15 сентября, активизирует их деятельность.

Чтобы добыть ресурсы со дна северных морей, России предстоит вложить огромные силы, деньги и время

С 2001 года Россия добивается закрепления за собой внешних границ континентального шельфа в Северном Ледовитом океане. В 2002 году Москва направила заявление в комитет ООН, регулирующий морское законодательство, с просьбой признать за собой право на 45 % территории Северного Ледовитого океана. Тогда это заявление было отклонено со ссылкой на недостаток доказательств, однако в комитете отметили, что Россия, при наличии достаточной доказательной базы, может вновь подать заявку. По экспертным оценкам, в недрах шельфа сосредоточено ни много, ни мало 25 % всего мирового запаса углеводородов, в основном нефти и газа.

В борьбу за шельф готовы включиться такие страны, как Канада, Исландия, Норвегия, Швеция, Финляндия и Дания. В частности, по славам главы канадского МИД Лоуренса Кэннона, его страна до 2013 года подаст в Комиссию ООН заявку на расширение континентального шельфа и постарается добиться признания подводного хребта Ломоносова частью своей территории. Россия же вновь попытается подать соответствующую заявку в 2014 году. О том, частью чьей территории является шельф, Россия и Канада спорят с 2007 года, после завершения экспедицией "Арктика-2007". Тогда впервые в истории были взяты образцы грунта и флоры с глубины более 4 тыс. метров, а на дне океана был установлен российский флаг. По итогам экспедиции ученые пришли к выводу о принадлежности хребта Ломоносова к российскому шельфу.

Однако ряд стран, в том числе Канада, заявили, что Россия просто "застолбила" за собой эту территорию. В Москве же сказали, что продолжат работы по определению протяженности своего континентального шельфа. В частности, в 2010 году на эти цели было выделено 1,5 млрд. рублей.

Активность России в вопросе освоения природных ресурсов, скрытых под толщей северных морей, достаточно высока – визиты руководства страны в заполярные регионы, прошедшие в этом году, подтверждают это. Вполне возможно, что если не весь континентальный шельф, то по крайней мере его значительная часть будет признана собственностью нашей страны. Но для этого необходимо предпринимать серьезные дипломатические усилия – главным образом в профильном комитете ООН, а также вести активную научную работу в северных морях.

нефть, парламент, медведев


Генштаб: народ и армия не готовы к вступлению России в НАТО
Оппозиция Молдавии о риске ликвидации государственности республики
Экологическая дискуссия



2009-2017. Карта сайта