Политический клуб PolitRoom
   
О клубе
Устав клуба
Структура
Администрация
Доклады
Проекты
Проблематика
Публикации
Фонд или пенсии?

О ситуации с перманентной пенсионной реформой, продолжающейся в нашей стране уже почти десять лет, в угаре мирового финансового кризиса чуть подзабыли. С течением времени стало окончательно ясно, что сама реформа, как и предсказывали еще в начале 2000-х годов ее критики, в частности, депутат Госдумы Оксана Дмитриева, провалилась. А меры по спасению разваливающейся пенсионной системы, регулярно принимаемые правительством, не слишком заметны среди других антикризисных мер.

Ну, кто отметил для себя постановление правительства, расширяющее возможности инвестирования средств пенсионных резервов негосударственных пенсионных фондов? А, между тем, это шаг в правильном направлении, дающий негосударственным пенсионным фондам больше свободы в размещении средств. Ключевым изменением стало прописанное в постановлении право НПФ самостоятельно распределять до 70 % пенсионных резервов по паевым фондам (ранее независимость от государства равнялась 50 %) или до 80 % – по банковским депозитам. В одном банке можно разместить до 25 % резервов, до 80 % увеличен норматив вложений в государственные и муниципальные облигации. Более того, к активам, в которые НПФ могут размещать резервы самостоятельно, добавлены закрытые ПИФы (прежде – только открытые и интервальные). Доля ценных бумаг одного эмитента, за исключением федеральных государственных бумаг, ценных бумаг субъектов Федерации и акций акционерных инвестиционных фондов, может теперь составлять 25 % резервов (до этого – только 10 %).

Эксперты утверждают, что в условиях кризиса это достаточно важный шаг, позволяющий минимизировать убытки при обвалах рынка, а также исключить из затрат НПФ часть расходов на услуги управляющих.

В других странах то, что творится в ПФР, называется дисбалансом

Однако вопрос о том, почувствуют ли облегчение от этого решения правительства нынешние и будущие пенсионеры, остается открытым: слишком много у нас различных инстанций, государственных и частных, любая из которых может свести на нет все усилия кабинета министров. Так, один из разработчиков пенсионной реформы, бывший первый заместитель главы министерства экономического развития и торговли, ныне президент фонда "Центр стратегических разработок" Михаил Дмитриев уверен: наиболее серьезное предыдущее решение правительства – планируемое повышение ставки пенсионных взносов – будет саботироваться. Бизнес начнет переходить на "серые" схемы выплаты зарплат.

По расчетам сотрудников Института экономики переходного периода, возможные потери могут составить в общей сложности до 1,5 % ВВП. А это, между прочим, больше, чем дополнительные поступления, на которые рассчитывает правительство от увеличения ставки пенсионных отчислений.

Не все просто и с решениями о доведении размера минимальной пенсии до прожиточного минимума пенсионера и так называемой валоризации пенсий, которая, по сути, предусматривает увеличение пенсий за счет их индексации с учетом накопленной инфляции и роста зарплат, что позволяет получить более тесную привязку размера пенсии к прошлой зарплате пенсионера. Их выполнение потребует уже в 2010 году роста расходов ПФР на триллион с небольшим рублей (более чем на 2 % ВВП). При этом в 2010 году никто нам полного окончания кризиса и начала бурного подъема экономики не обещает. Следовательно, никаких иных источников финансирования этих обязательств, кроме наращивания дефицита федерального бюджета, не предвидится.

С другой стороны, речь идет не просто о самом значительном увеличении пенсий за последнее десятилетие. Пенсии должны вырасти до 36 % от заработной платы, что уже близко к заветному минимуму в 40 %, установленному Международной организацией труда. До сих пор пенсии составляли у нас рекордно низкие 23 %, что мало даже по российским меркам. В мире же страны со столь низким отношением пенсий к зарплате можно буквально пересчитать по пальцам.

Но быстрый рост пенсий достигается ценой довольно большого бюджетного дефицита в кризисный период и, что особенно неприятно, ценой увеличения налоговой нагрузки на фонд оплаты труда на семь процентных пунктов начиная с 2011 года – эффективный тариф возрастет с 22,7 до 29,5 %.

Увы, попытка поднять пенсии до сколь-нибудь приемлемого уровня, повышение в связи с этим дефицита бюджета и предусмотренное увеличение налогов наложились на тяжелейший экономический кризис. И это – объективная реальность.

Но есть еще и реальность субъективная. Не так давно председатель правления Пенсионного фонда России Антон Дроздов дал большое интервью газете "Ведомости". Разумеется, целый ряд его высказываний представляет немалый интерес: "В 2009 г. федеральный бюджет отчисляет на покрытие дефицита ПФР 400 млрд. руб. На 2010 г. трансферты из федерального бюджета на покрытие дефицита ПФР, связанного с выплатой пенсий, запланированы в 1,17 трлн. руб., на 2011 г. – 662,4 млрд. руб., на 2012 г. – 730,1 млрд. руб. Причем расходы ПФР увеличатся с 4,33 трлн. руб. в 2010 г. до 5,4 трлн. руб. в 2012 г., т. е. покрываемый из бюджета дефицит снизится в удельном исчислении".

Опустим последнюю реплику о том, что удельный вес бюджетных трансфертов снизится, и обратимся к сути. Глава ПРФ признает, что в ближайшие три года федеральный бюджет должен будет покрывать от более чем 25 до 13 с половиной процентов расходов ПФР. В какой другой стране это возможно, особенно при столь низком уровне пенсий?

При этом Дроздов произносит почти магические заклинания, касаясь деятельности своего учреждения: "Эта система самонастраивающаяся: есть прогнозы, есть актуарные расчеты, и можно заранее думать, что менять – налоги, тарифы или размер индексации пенсий, стимулировать более поздний выход на пенсию и т. д. И лишь в последнюю очередь прибегать к финансированию из бюджета. Это я и называю балансом".

Извините, но в других странах то, что творится в ПФР, называется дисбалансом.

А теперь о той поправке, что вносит Дроздов в обещания руководства России. Отвечая на вопрос журналистов о том, что по словам руководителей государства, благодаря новым законам средний размер трудовой пенсии составит 40 % от среднего заработка человека, он дает свою трактовку проблемы: "Это целевой уровень для тех, кто начал работать и, соответственно, отчислять пенсионные взносы после 2002 г. При условии большого страхового стажа, регулярных отчислений в ПФР с зарплаты, которая, в свою очередь, должна быть белой, при грамотном управлении накопительной частью пенсии такой индивидуальный коэффициент вполне достижим".

Итак, в отличие, например, от премьера Владимира Путина, Дроздов не обещает никому, начавшему работать до 2002 года, минимальной по международным законам пенсии. Видимо, он лучше знает принципы работы подведомственного ему учреждения.

Скандалы, связанные с деятельностью чиновников из ПФР, не прекращаются

А, тем временем, скандалы, связанные с деятельностью чиновников из ПФР, не прекращаются. Достоянием прессы стали, например, действия столичного подразделения Пенсионного фонда. Так, согласно заявлению в администрацию президента пенсионера, в прошлом работника органов ОБХСС, в Подмосковье проводился принудительный перевод получения пенсий пенсионерами через ОАО АКБ "Крыловский" и прекращение их выплат через органы почтовой связи. При этом коммерческий банк "Крыловский", головной офис которого находится в Краснодарском крае, не способен покрыть всем своим годовым доходом от банковских операций даже малую толику доверяемых ему пенсионных сумм. Управляющий отделением Пенсионного фонда РФ по Москве и Московской области Андрей Андреев никаких нарушений закона не признал, хотя наличие у ПФР счетов в коммерческих банках нарушает положения статей 155 и 156 Бюджетного кодекса РФ.

А чего стоит история со строительством офиса отделения ПФР в Люберцах: при начальной стоимости в 100 млн. руб., оно в процессе строительства подорожало вдвое, а затем последовал еще и капремонт на 140 млн. руб.

Это еще счастье, что при таком размахе ПФР удерживается в рамках 25-процентного дефицита!

Не проще ли вообще разогнать, наконец, эту громоздкую, дорогостоящую и никому не нужную организацию? Оставить сам фонд как место хранения средств – и всё. А функции ПФР в нашей стране долгие десятилетия исполняли органы соцзащиты, не ставившие перед пенсионерами стольких барьеров, с куда меньшими штатами и, что главное, аппетитами. Не пора ли вернуться к этой практике? И, глядишь, минимальная по международным меркам пенсия, в отсутствии толпы чиновников с максимальными доходами, перестанет уходить от нас, как горизонт.

налогов


Экс-президента Киргизии будут судить заочно
Зампред КНР: китайский народ никогда не забывал помощи СССР в Корейской войне
Россия и ЕС продвинулись в согласовании документа о партнерстве и сотрудничестве



2009-2017. Карта сайта