Политический клуб PolitRoom
   
О клубе
Устав клуба
Структура
Администрация
Доклады
Проекты
Проблематика
Публикации
Голосование по-военному

На этой неделе внимание всего мира было приковано к Южной Азии. Во-первых, в Бирме впервые за двадцать лет состоялись парламентские выборы. Во-вторых, американский президент Барак Обама отправился в десятидневный зарубежный тур, начав его с Индии, а после посетив Индонезию.

Бирма, переименованная военной хунтой в Мьянму, на сегодняшний день входит во всевозможные "черные списки", установленные Западом, и является объектом различных санкций. Причина заключается в том, что в 1990 году тогдашний военный режим не признал итоги первых за многие годы свободных выборов, на которых победила оппозиция во главе с Аун Сан Су Чжи, и устроил своего рода путч, отложив процесс демократизации в долгий ящик.

История Бирмы в XX веке – это история блестящего взлета, закончившегося длительным и беспросветным тупиком. В 20-30-е годы прошлого столетия Бирма являлась крупнейшей рисовой плантацией мира, основным экспортером этого злака, также успешно развивались другие отрасли хозяйства, например, лесопильное. Грамотность среди мужского населения уже тогда была почти стопроцентной. Англичане, взявшие под контроль это государство, освободили ее жителей из-под тиранического правления бирманских королей, и будучи интегрированной в британскую империю, Бирма вполне удачно переходила от феодализма к капитализму. Понятно, что колониальный статус многих интеллигентов унижал, но альтернативой ему был приход к власти либо косной чиновничьей верхушки, либо политических радикалов.

Но после Второй мировой войны Бирма получила независимость, которая, как это часто бывало в XX веке, стала причиной не прогресса, а регресса. Уход цивилизованной силы немедленно освободил место для разного рода националистов и революционеров, которые не замедлили его заполнить. В 1962 с гражданским правлением было покончено и власть захватил генерал Не Вин, правивший страной до 1988 годы. Он объявил о построении "бирманского социализма". Этот вариант "социализма" отличался большей мягкостью, по сравнению с тем, что было в Китае, Вьетнаме или Северной Корее. Генералы не уничтожали религию и не коллективизировали сельское хозяйство. Также они сохранили значительный частный сектор в торговле и мелком производстве. Но основные фонды перешли под контроль государства, в стране был установлен однопартийный режим и политическая цензура. Связи с заграницей всячески ограничивались, режим существовал в условиях полуизоляции. Все это накладывалось на бесконечные войны со всякого рода национальными меньшинствами, поскольку Бирма сама по себе – империя, в которой проживает несколько десятков народностей.

В итоге правление военной хунты привело страну к деградации, из лидеров Южной Азии она перешла в аутсайдеры. Ее стремительно обогнал соседний Таиланд, вполне сопоставимый с ней по площади и численности населения, чья история началась примерно в одно время с бирманской. Если в 30-е годы бирманцы жили в среднем лучше тайцев, то к 80-м годам они отстали буквально на несколько десятилетий.

Генералы понимали провал своего эксперимента, но боялись потерять власть и "управляемость" страной. Отстранив Не Вина, они попытались сделать робкие шаги к демократии, но их устрашил успех на выборах оппозиции. Поэтому они посадили под домашний арест Аун Сан Су Чжи и разогнали ее сторонников. Фактически, бирманская "перестройка" закончилась, не успев толком начаться.

История двадцати последних лет – это история метаний генералов, снедаемых страхом за свою судьбу, полных подозрений, помешанных на контроле, но понимающих свою обреченность. Поэтому несмелые попытки ослабить давление государства на экономику, расширить контакты с внешним миром сопровождались мерами по "дисциплинированию" общества. Никаких реальных реформ не проводилось, и Бирма теперь далеко уступает не только Таиланду или Малайзии и Индонезии, но даже Вьетнаму и Камбодже.

Большинство западных стран не признало итоги выборов в Бирме

Почти во всех этих странах правили в свое время авторитарные или даже тоталитарные режимы, но все они в конечном счете встали на путь успешных рыночных преобразований. Бирма же, не пройдя через ужасы полпотовщины или маоизма, тем не менее застряла на полпути, не в силах решиться на принципиальное обновление экономической политики. Такова трагическая ирония истории – изначально более мягкий авторитарный режим оказался куда более живучим.

В итоге двадцать лет прошли впустую, ничего, оправдывающего переворот 1990 года, не произошло. Если за тот же срок Китай или Вьетнам совершили гигантский скачок вперед, то Бирма ничего подобного не увидела. Все достижения военных свелись к переименованию страны и переносу столицы подальше от моря.

Но давление международного сообщества, в том числе в виде санкций, и очевидная тупиковость политики заставила военный режим принять некие меры по "демократизации" страны. На референдуме 2008 года была одобрена новая конституция, предусматривающая избрание двухпалатного парламента. Четверть мест в каждой палате зарезервировано за военными. Иностранные наблюдатели и журналисты на избирательные участки не допускаются. Кроме того, был принят ряд других ограничений. В итоге ведущая оппозиционная партия – Национальная лига за демократию – решила не принимать в выборах участия, считая их фарсом, призванным закрепить власть за военными. Правда, это решение вызвало раскол в ее рядах, и несогласные образовали партию Национальные демократические силы, которая приняла участие в выборах. Всего на них было представлено порядка сорока партий, в основном малоизвестных и совершенно не влиятельных. Реальных претендентов на победу было трое – помимо упомянутой НДС, две "партии власти" – Союз за солидарность и развитие и Партия национального единства, которые и были основными претендентами на победу.

Такое проведение голосования вызвало резкую критику на Западе, особенно, в США. Барак Обама в ходе своего визита в соседнюю с Бирмой Индию сказал, что хунта "украла выборы". И добавил: "Когда мирные демократические движения подавляются – как в Бирме – тогда демократии мира не могут молчать. Ибо совершенно неприемлемо подавлять вооруженным путем мирные демонстрации и отправлять в тюрьму политических заключенных десятилетие за десятилетием. Также неприемлемо держать надежды целого народа в заложниках у жадности и паранойи обанкротившегося режима".

Поэтому большинство западных стран, равно как и некоторые азиатские государства, например, Филиппины, не признало итоги этих выборов. С такими же соседями Бирмы, как Китай и Индия, дело обстоит сложнее, поскольку каждая из этих стран имеете свои виды на эту страну, желая получить доступ к ее природным богатствам и преференции для своего бизнеса. Поэтому и Пекин, и Дели воздерживаются от критики бирманских военных. А без их участия любые санкции не слишком действенны.

Буквально на следующий день после выборов начались вооруженные столкновения между бирманской армией и повстанцами народности каренов, приведшие к потоку беженцев в соседний Таиланд. Понятно, что в данных условиях результат выборов предопределен и особого значения не имеет. Куда важнее процессы, протекающие в бирманской верхушке. Но поскольку происходящее там тщательно скрывается, мы узнаем об этом лишь постфактум.

Обама в ходе своего десятидневного визита по странам Азии, который завершится в Южной Корее и Японии, где, соответственно, пройдут саммиты "Большой двадцатки" и АТЭС, не может не обсуждать происходящее в Бирме со своими собеседниками. Однако в Индии и в Индонезии его основное внимание занимали иные вопросы.

Вслед за экономикой политический центр тяжести также смещается к Востоку

Индийская часть визита Обамы началась с экономической столицы страны – Мумбаи, где президент почтил память жертв недавнего теракта. Он даже демонстративно поселился в отеле "Тадж-Махал", который атаковали террористы в ноябре 2008 года. В Дели были заключены контракты между американскими и индийскими фирмами на сумму в 10 миллиардов долларов. Обама заявил о намерении уменьшить экспортные ограничения для того, чтобы помочь налаживанию торговли с Индией. Сегодня она – двенадцатая экономика в мире, но быстро растет и уже в скором будущем обгонит экономики Франции, Италии и Великобритании. Поэтому связи с ней для Америки жизненно важны. "Соединенные Штаты считают Азию, особенно Индию, рынком будущего", – сказал Обама.

Также Дели необходим Вашингтону как естественный противовес китайской гегемонии. Как полагают в США, ось Индия-Америка способна сдержать глобальное наступление Пекина. Но, кроме Китая, Индия находится в давнем противостоянии с Пакистаном, которому Вашингтон оказывает огромную военную и иную помощь. Обама попытался успокоить принимающую сторону, сказав, что Индия больше всех должна быть заинтересована в успехе противостояния властей Пакистана экстремизму и терроризму.

"Мы считаем экстремизм раковой опухолью и сделаем все, чтобы не допустить ее разрастания. В противном случае она может задушить страну. Я знаю, что правительство Пакистана прекрасно осведомлено об этой угрозе... Мы не раз говорили руководителям Пакистана, что укрывательство террористов на территории их страны неприемлемо. Мы продолжаем настаивать на необходимости передать лиц, ответственных за нападение в Мумбаи, в руки правосудия. Мы считаем, что все страны, включая Индию, заинтересованы в стабильности и процветании Пакистана и Афганистана", – заявил он.

Президент охарактеризовал отношения между США и Индией как образец партнерских отношений в XXI веке. По его словам, США будут поддерживать заявку Индии на то, чтобы стать шестым постоянным членом Совбеза ООН, вызвав тем самым небольшую сенсацию, поскольку впервые страна-член Совета безопасности так прямо говорит о его реформе.

Естественно Пакистан воспринял в штыки предложение относительно вхождения Индии в число постоянных членов Совбеза. Реализовать такую идею вообще будет чрезвычайно трудно – на это место претендуют также Германия и Бразилия. А в ООН все решается с помощью многосторонних договоренностей.

Третья великая азиатская страна после Индии и Китая – это Индонезия, самое населенное мусульманское государство мира, в котором Обама прожил в детстве четыре года, и даже научился говорить на местном наречии. Индонезия в свою очередь дополняет азиатскую геополитическую конфигурацию. Для Обамы это страна – образцовое мусульманское государство, через которое можно укреплять контакты с исламским миром.

В крупнейшей в Юго-Восточной Азии мечети Обама выступил с речью, высоко оценив индонезийскую демократию и дух религиозной терпимости, заявив, что эта страна, в которой большинство составляют мусульмане, является примером всему миру. Он сказал, что США не ведут и никогда не будут вести войну с исламом, а террористы из Аль-Каиды и их союзники не могут претендовать на лидерство среди мусульман. Обама уточнил, что отношения между США и исламскими странами ухудшались в течение многих лет, и восстановление этих связей – в числе приоритетных задач.

Извержение вулкана Мерапи на Яве заставило Обаму изменить планы и покинуть Джакарту в среду на несколько часов раньше, чем было запланировано.

Его азиатское турне ясно показывает смещение интереса США от Европы к Азии и Третьему миру вообще. Стремительный рост азиатских экономик, которые являются сегодня основными внешнеторговыми партнерами США, заставляет Вашингтон все больше внимания уделять именно этому региону.

Вслед за экономикой политический центр тяжести также смещается к Востоку. XXI век может стать веком Азии. Проведение G-20 в Сеуле, а также форума АТЭС в Йокогаме покажет это еще раз.

афганистане, парламент


Кадыров обвинил западные СМИ в информационном терроре
В Москве со следующего года запретят курение в общественных местах
Республиканская угроза для перезагрузки



2009-2017. Карта сайта