Политический клуб PolitRoom
   
О клубе
Устав клуба
Структура
Администрация
Доклады
Проекты
Проблематика
Публикации
Конец безвластия

7 марта этого года в Ираке состоялись парламентские выборы, но лишь поздно вечером 11 ноября стало известно о договоренности между победившими партиями, позволяющей наконец-то сформировать правительство страны, избрать президента, и утвердить руководящие органы парламента. В Ираке, кстати говоря, был установлен рекорд по периоду между выборами и формированием правительства. На это понадобилось целых восемь месяцев.

Напомним вкратце предысторию событий. После того, как американцы свергли Саддама Хусейна, Ирак прошел довольно сложный путь. В игру вступили три основные силы, образующие Ирак: шииты (угнетаемые при Саддаме), сунниты (бывшее правящее меньшинство, ныне чувствующее себя обделенным), и курды, которые вели против Багдада долгую вооруженную борьбу и стали де-факто независимыми после 91-го года.

В конце концов власть сосредоточилась в руках шиитских партий во главе с премьером Нури аль-Малики. Пост президента был отдан курдам – его занял Джалал Талабани. Подобная расстановка сил не обеспечивала стабильности. Курды все время стремились либо к полной независимости, либо к еще большей степени автономии, по сути, не подчиняясь правительству в Багдаде. Между ними и арабами идет нескончаемый спор за Мосул, вокруг которого лежат богатые нефтяные месторождения. К тому же курды сами расколоты на две основные группировки. Вождем одной является сам Талабани, другую возглавляет Масуд Барзани – глава курдской автономии.

Исходные позиции партий отличались непримиримостью

Шииты также не являются единой силой. В годы ирано-иракской войны большинство их лидеров бежало в Иран, где получило поддержку со стороны тамошних единоверцев. Нури аль-Малики – как раз представитель этих бывших эмигрантов, вернувшихся в Ирак из Тегерана. Еще при Хусейны иракские оппозиционеры сильно разошлись между собой. Было два основных крыла эмиграции – шиитское в Иране, раздробленное на разного рода партии, и светское, по большей части суннитское, также не единое – в Европе.

На выборы 2010 года шиитский блок пошел двумя основными крыльями. Одно – коалицию "Государство закона" – возглавляет аль-Малики, другую – "Национальный иракский альянс" – бывший премьер (2005-2006 гг.) Ибрагим аль-Джаафари, смещенный в свое время под нажимом Вашингтона за слабое лидерство. Оба они много лет прожили в Иране, и потому следует иметь в виду тот факт, что Ирак последние пять лет управляется людьми в той или иной степени лояльными режиму в Тегеране, от которого они много лет получали разнообразную помощь и содействие. Это вызывало и вызывает опасения на Западе, поскольку данные лидеры не скрывают своих симпатий к исламистскому режиму в соседней стране. Конечно, они не являются прямыми агентами или марионетками Ирана, но степень их то ли зависимости, то ли дружественных отношений с наследниками аятоллы, преуменьшать не стоит.

"Государство закона" аль-Малики получило 89 мест, "Национальный иракский альянс" – 70 мест. А первое место заняла коалиция "Аль-Иракия", также во главе с бывшим премьером – Айядом Алауи. Он хотя и шиит, но принадлежит к светскому крылу иракской эмиграции, много лет прожил в Лондоне, и в его коалицию входят по преимуществу сунниты, почему "Аль-Иракийя" и считается суннитской силой, относительно умеренной и прозападной. Она получила 91 место, но этого было явно недостаточно для того, чтобы сформировать правительство. У "Курдского альянса" – четвертое место с 43 голосами. Кроме того, ряд мандатов получили мелкие партии.

Исходные позиции партий отличались непримиримостью, отражая острые межконфессиональные противоречия современного Ирака. Как известно, там идет жестокая борьба между шиитами и суннитами, между группировками шиитов и центральным правительством, между курдами и арабами, со всех сторон подвергаются ударам иракские христиане, принуждаемые сотнями тысяч бежать за границу. В стране активно действует "Аль-Каида", связанная с суннитами.

В закулисной борьбе большую роль играет Иран, оказывающий влияние на шиитов, составляющих 60 % населения страны. Также все иракские политики прислушиваются к пожеланиям Вашингтона, чьи войска до сих пор находятся на территории Ирака.

Президент Талабани и премьер-министр аль-Малики останутся на своих постах

И вот, когда неприлично затянувшаяся пауза после выборов стала притчей во языцех, и все уже потеряли надежду на близкое окончание бесконечных дискуссий и споров, был неожиданно достигнут компромисс во время ночного заседания парламента. Было решено, что и президент Талабани, и премьер-министр аль-Малики останутся на своих постах. Спикером станет суннит из "Аль-Иракийи" – семидесятичетырехлетний Усама аль-Наджайфи, а лидер "Аль-Иракийи" Алауи возглавит специально создаваемый под него Национальный совет по выработке стратегических решений.

Проинформированный об этих решениях президент США Обама лично гарантировал соблюдение договоренностей. Правда, парламент отверг требование суннитов о том, чтобы снять ограничения с трех депутатов от их блока, которые считаются связанными с прежним баасистским режимом. В знак протеста "аль-Иракийя" во главе с Алауи и спикером аль-Наджайфи покинула зал заседаний и не участвовала в избрании президента. Но и без ее участия голосов хватило, чтобы Талабани стал главой государства, тут же был приведен к присяге и поручил формирование кабинета аль-Малики.

Таким образом, несмотря на то, что в последнюю минуту сунниты позволили себе "взбрыкнуться", можно сказать, что кризис в целом преодолен. Ирак имеет легитимного президента, полноценный парламент и теперь ожидает формирования правительства. В скором времени мы увидим, позволит ли это хоть немного разрядить напряженную ситуацию в стране.

альянс, протесты


Медведев: президент Белоруссии вышел за рамки приличий
Пхеньян: в обострении ситуации на Корейском полуострове виновны США и Южная Корея
Премьер Японии хотел бы взглянуть на Южные Курилы своими глазами



2009-2017. Карта сайта