Политический клуб PolitRoom
   
О клубе
Устав клуба
Структура
Администрация
Доклады
Проекты
Проблематика
Публикации
Медведев: с нетерпением жду визита в Польшу это долгожданный визит

Президент России сегодня посетит Варшаву с визитом, в ходе которого встретится со своим польским коллегой Брониславом Коморовским и премьер-министром Дональдом Туском. Накануне глава российского государства дал польским СМИ интервью.

Медведев высказался по одному из самых болезненных вопросов российско-польских отношений – "катынскому делу". Он назвал несерьезными попытки поставить под сомнение вину Сталина в расстреле польских военнопленных в СССР в 1940 году. "Совершенно очевидно, кто совершил это преступление и ради чего. И Государственная Дума еще раз вернулась к этому вопросу. За это преступление отвечает Сталин и его приспешники. И у меня есть соответствующие документы, которые были получены из так называемой "особой папки", – заявил Медведев.

По его словам, эти документы присутствуют, в том числе в интернете и общедоступны со всеми резолюциями. "Попытки поставить эти документы под сомнение, говорить о том, что их кто-то сфальсифицировал, это просто несерьезно. Это делается теми, кто пытается обелить природу режима, который создал Сталин в определенный период в нашей стране", – подчеркнул президент.

Медведев заверил, что российские власти делают все от них зависящее для расследования катастрофы польского "борта номер один" под Смоленском. Он заявил, что эта трагедия стала "серьезным испытанием" для руководства РФ, а для него лично тот день "навсегда останется в памяти".

"Я считаю, что это сотрудничество существенным образом продвинуло наши отношения вперед; да, оно возникло по абсолютно скорбному поводу, очень тяжелому поводу, но, тем не менее, это сотрудничество позволило продемонстрировать добрые намерения российской стороны".

"Как только это случилось, я подумал именно о том, что мы должны максимально открыть эту ситуацию, с тем, чтобы ни у кого не было сомнений, даже у тех, кто потерял своих близких или, скажем, у тех, кто не особенно симпатизирует России", – сказал Медведев. "Поэтому уровень этого сотрудничества, на мой взгляд, все равно беспрецедентно высок", – считает он. "Несмотря на то, что всегда, конечно, есть какие-то технические нюансы, которые стороны могут по-разному интерпретировать, ни одного существенного расхождения у нас не было", – отметил президент.

"Еще раз хотел бы сказать, что все инструкции нашей стороне были даны", – заявил он. "Это не означает, что невозможны какие-то мелкие ошибки, но если они возникают, мы их должны в дружественном ключе стараться разрешать совместно", – сказал он, добавив, что расследование идет "вполне нормальными темпами".

Медведев подчеркнул, что все выводы Международного авиационного комитета "должны быть абсолютно публичными, вплоть до нюансов: что когда происходило, записи разговоров экипажа с землей, с диспетчерами, решения, которые принимались, факторы, которые влияли на принятие решений". "Мы должны представить всем полякам, и всем, кстати, жителям России, абсолютно полную картину того, что происходило, со всеми выводами, и создать для этого все условия", – убежден он.

"На мой взгляд, в этом плане российская сторона свою часть дороги прошла", – считает президент. "Ни разу не было такой ситуации, прямо Вам скажу, когда мне позвонили бы и сказали: "Вы знаете, мы не знаем, давать что-то польской стороне или нет", – рассказал он. По его словам, "изначально установка была такой, что все материалы должны быть переданы полякам", в том числе потому, что "если мы, хотя бы, что-то не дадим, это будет на протяжении десятилетий фактором, который создает напряженность в наших отношениях". "Поэтому мы, еще раз повторяю, на мой взгляд, сделали все, что нужно", – резюмировал Медведев.

Президент признался, что он "наверное, навсегда запомнил эти минуты, потому что, когда мне доложили о том, что случилось, я просто не мог поверить в то, что это в принципе возможно". Он назвал эту катастрофу "колоссальной трагедией", которая к тому же "имела еще и очень сложное, символическое измерение". "И конечно, все эти факторы, не буду скрывать, создавали особую, очень тяжелую атмосферу вокруг этой трагедии", – сказал Медведев.

"И наша задача, задача Российской Федерации, была в этот момент в том, чтобы показать нашим польским коллегам, что мы, во-первых, действительно скорбим вместе с ними, со всем польским народом, и, во-вторых, что мы абсолютно открыты для расследования обстоятельств этой трагедии, потому что я понимал, что обязательно появятся те, кто будет выдвигать самые странные, парадоксальные гипотезы", – заявил президент.

Медведев считает, что признание Госдумой катынской трагедии "преступлением сталинского режима" "отражает изменения в общественном сознании", однако "подобные изменения должны происходить не только в России".

"Для того чтобы нам перевести наши отношения на новый уровень, на партнерский уровень, на уровень, ориентированный в будущее, на стратегический уровень, изменения должны произойти и в общественном сознании Польши, должен появиться новый взгляд на новую Россию", – заявил он.

"И только в этом случае позиции общественных слоев, позиции политиков, позиции других общественных сил удастся сблизить до такой степени, что былые противоречия существенно уменьшатся, и тогда те изменения, которые происходят, действительно будут серьезными, стратегическими изменениями, а не какой-то конъюнктурой для достижения каких-то целей", – сказал президент, добавив, что "это дорога со встречным движением".

Медведев подчеркнул, что с его стороны такой вектор выстраивания отношений не продиктован никакими конъюнктурными соображениями. "Для меня нет никакой необходимости рассматривать наши отношения в каком-то конъюнктурном измерении, это не входит в число моих внешнеполитических приоритетов – достижение каких-то результатов для каких-то конъюнктурных целей", – отметил президент.

"Я с нетерпением жду своего визита в Польшу – это долгожданный визит", – сказал он. "Во-первых, потому что президент России очень давно не был в Польше", – пояснил он. "Во-вторых, в наших отношениях произошло много нового: были трудные события, была трагедия под Смоленском, в то же время были положительные моменты", – напомнил глава государства. "И вот эта беспрецедентная активность наших консультаций, открытость в общении, оценки, которые были сделаны, – все это, мне кажется, создает неплохой фон для того, чтобы этот визит был успешным", – считает Медведев.

"Я рассчитываю, что и мой коллега, президент Коморовский, исходит из этого", – сказал российский лидер. "У нас с ним установились неплохие и весьма конструктивные отношения, мы неоднократно общались, обсуждали разные темы", – сказал он. "Так что мне бы хотелось, чтобы в ходе моего визита произошел переход этих количественных, небольших, но важных изменений в российско-польских отношениях в качественные изменения", – признался Медведев. "Во всяком случае, со своей стороны я предприму для этого все необходимое", – заявил он.

"Я очень рад, что за последние месяцы мы приблизились к ситуации, когда мы действительно можем выйти на новый уровень отношений, на новый характер отношений между Россией и Польшей", – отметил глава российского государства. "Я бы не использовал этих терминов, которые уже и так несколько набили оскомину, типа "перезагрузки"; нам не нужно ничего перезагружать", – считает он.

"Нам нужно открыть дорогу в будущее, сохраняя при этом все то лучшее, что связывало наши страны, наши народы, и стараясь давать адекватные оценки самым тяжелым страницам этой истории", – убежден президент. "Если мы, таким образом, поступим, то у российско-польских отношений будет хорошее и светлое будущее; они будут развиваться по ровной дороге, а мне кажется, что это в интересах наших стран и наших народов", – сказал Медведев.

Президент России считает, что "нам в любом случае нужно было рано или поздно такое решение принимать". "У наших отношений, как это неоднократно подчеркивалось и в литературе, и в публицистике, и на политическом уровне, есть своя достаточно сложная история, которая связывает наши народы", – напомнил он.

"Но в текущей жизни крайне важно выйти из этой довольно давно сформировавшейся исторической парадигмы развития российско-польских отношений, постараться отделить историю, какой бы она ни была, от текущей жизни, иначе мы всегда будем заложниками того, что делали до нас и за что современное поколение политиков и вообще всех граждан России и Польши никак не может отвечать", – считает он. "Но в то же время мы не должны забывать уроков истории; мы должны помнить, что происходило", – подчеркнул Медведев.

"Каким образом найти гармоничный баланс между тем, чтобы помнить историю, делать определенные выводы из уроков истории, и в то же время не превращаться в заложников этой истории – это самое сложное", – полагает он.

В интервью глава государства также отметил, что Россия не расценивает НАТО как угрозу, а напротив выстраивает с Североатлантическим альянсом партнерские отношения.

"Россия и НАТО могут иметь нормальные партнерские добросердечные отношения; мы уже имеем хорошие отношения по целому ряду направлений", – сказал он.

"В нашей оборонной доктрине не говорится о том, что НАТО является главной угрозой, – подчеркнул Медведев. – Говорится о другом – что неконтролируемое расширение НАТО может создать условия для дестабилизации международной обстановки, а это, согласитесь, не одно и то же, это совсем разные вещи".

"Что же касается позиции самой НАТО, то в стратегической концепции, которая была одобрена в Лиссабоне, также говорится о том, что НАТО не угрожает России, это тоже изменение парадигмы наших отношений", – считает российский лидер.

Президент призвал пользоваться благоприятным климатом для развития этих отношений. "Если мы чувствуем, что изменения накопились и может произойти скачкообразное улучшение этих отношений, этим грех не воспользоваться, чтобы в 20-м году нам не было стыдно за то, что было сделано некоторое время назад", – считает он.

Россия и НАТО должны придти к соглашению относительно ПРО, чтобы избежать очередной гонки вооружений, заявил президент РФ. Он считает, что ПРО должна стать "совместной инициативой России и НАТО, которая будет закрывать нас от каких-то потенциальных угроз".

В противном случае, "если Россия не найдет себе все-таки соответствующего места в этой системе, к 2020-му году мы можем прийти к ситуации, когда соответствующий "зонтик" противоракетной обороны будет рассматриваться как фактор, дестабилизирующий ядерное равновесие, снижающий возможности России для того, чтобы ядерный паритет поддерживался до тех пор, пока есть ядерное оружие", сказал Медведев.

Он подчеркнул, что России не хотелось бы, чтоб это послужило основанием для нового витка гонки вооружений. "Именно поэтому я сформулировал соответствующую идею секторальной ответственности отдельных государств в рамках противоракетной обороны в Европе на саммите в Лиссабоне. И я очень жду, что мои партнеры – и США, и другие партнеры из стран НАТО – самым внимательным образом изучат идею РФ", – сказал президент России.

Медведев подчеркнул: "Если мы договоримся по ПРО, это просто будет прорыв в отношениях на будущее. Еще раз хотел бы сказать, что я на это очень рассчитываю".

Перед "перезагрузкой" отношений с НАТО, заметил глава государства, "предварительно мы то же самое сделали в отношениях с Америкой". Медведев напомнил, что в 2008 году у прежней администрации США была идея разместить систему противоракет и радаров в Польше и Чехии. "В нашей стране воспринимали эту идею как идею, направленную на ослабление военного потенциала РФ", – сказал глава государства. Президент добавил: "В какой-то момент ситуация обострилась до того, что мне пришлось принять неприятное решение о размещении дополнительного количества ракет".

Но, новая администрация отказалась от того решения, которое было, "и правильно поступила". России, по словам Медведева, было предложено подумать о месте РФ в системе европейской ПРО, которая создается на базе натовских возможностей и прежде всего, возможностей США.

"Знаете, я одну вещь сейчас скажу, надеюсь, на меня не обидятся наши друзья и мой американский коллега. Я прямо сказал президенту Обаме, что то, что мы сейчас закладываем, это вопрос, который будет иметь значение не для меня и не для тебя как политика, а будет иметь значение для того, что будет через 10 лет, когда четырехэтапная система противоракетной обороны к 2020-му году будет окончательно развернута", – сказал президент РФ.

Он добавил, что, если в отношениях Россия-НАТО "мы чувствуем, что изменения накопились и может произойти скачкообразное улучшение этих отношений, этим грех не воспользоваться, чтобы в 2020-м году нам не было стыдно за то, что было сделано некоторое время назад".

NEWSru. com

политика сша, америка, добро

 


Оксана Дмитриева: от накопительной пенсионной системы следует отказаться
Наша Украина обвинила Тимошенко в необоснованной трате бюджетных средств
Сергей Миронов: финансово-экономический кризис – это, прежде всего, дефицит доверия



2009-2017. Карта сайта