Политический клуб PolitRoom
   
О клубе
Устав клуба
Структура
Администрация
Доклады
Проекты
Проблематика
Публикации
Необходимость в законе

На прошлой неделе президент Дмитрий Медведев подписал Федеральный закон N 259-ФЗ, вносящий изменения в часть четвертую Гражданского кодекса. Изменения эти посвящены довольно болезненному для целого ряда наших сограждан вопросу – авторским правам.

Меры, предусмотренные данными поправками, должны оградить обладателей авторских прав от бытового пиратства. Согласно исправленному Гражданскому кодексу, правообладатели сохраняют право на вознаграждение в случае свободного использования объектов авторского права, а их воспроизведение гражданами допускается только в случае необходимости и исключительно в личных целях. Вводится также непременная ответственность производителей технических средств, предназначенных для устранения технических мер защиты авторских прав.

Нарушителям закона грозит штраф – от 10 тысяч до 5 миллионов рублей или лишение свободы на срок до 2 лет.

Принятие закона именно сейчас связывается с очередной попыткой России вступить в ВТО. Сами авторы закона признают, что главная цель документа – привести законодательство России в соответствие с международными договорами. А мы знаем, что претензии по поводу несоблюдения авторских прав были одними из самых серьезных, среди предъявлявшихся России со стороны США, где очень сильны позиции компаний-правообладателей.

Надо сказать, что целый ряд экспертов уже успел высказать свое скептическое отношение к новому законодательному акту. Первая же претензия к нему ставит полезность закона под сомнение: конечно, формально мы приведем российское законодательство в соответствие с европейским. Это, безусловно, может нам помочь при вступлении в ВТО (а может и не помочь, поскольку претензии есть не только у США, и как раз претензии других стран куда сложнее разрешить). Однако конечный российский пользователь изменений в лучшую сторону не увидит.

Более того, есть мнение о том, что попытка подкрепить интеллектуальную собственность полицейскими методами ведет нас к нарушению более общих прав, чем те, которые мы собираемся защитить, например, прав личности на приватность.

Целый ряд экспертов уже успел высказать свое скептическое отношение к новому закону

Конечно, проблема интеллектуального пиратства в России стоит не менее остро, чем пиратства морского у берегов Сомали. Так, количество преступлений в сфере нарушения авторских и смежных прав (это, между прочим, – статья 146 УК РФ), зарегистрированных МВД РФ в 2009 году, увеличилось на 7,1 %. И, хотя оно не достигло рекорда 2007 года, многие эксперты сразу заговорили о воздействии кризиса на возможности, а главное желание граждан покупать лицензионные продукты. Среди правообладателей, по данным управления "К" МВД, больше других пострадала компания Microsoft. 29 % отмеченных правонарушений связаны с распространением ее программных продуктов. 21 % преступлений затрагивает продукты разработчика систем инженерного проектирования Autodesk, еще 20 % – продукты российской компании 1С. При этом более всего случаев пиратства приходится на Москву и Петербург.

Причем, если раньше контрафактная продукция продавалась на уличных лотках, то сейчас пираты ушли в интернет, где работают под прикрытием других услуг. О размахе бизнеса говорит тот факт, что только за первую половину 2009 года МВД закрыло 157 русскоязычных сайтов, распространявших нелегальное программное обеспечение.

А уж с каким усердием бьют тревогу кинопродюсеры, сталкивающиеся с тем, что число скачавших пиратские версии фильмов превосходит число посетителей кинотеатров в два с половиной раза.

Правда, наше правительство попыталось ублажить этих правообладателей, применяя новый, изобретенный Никитой Михалковым метод защиты авторских прав. Состоит он в том, что учрежденный знаменитым кинорежиссером Российский союз правообладателей (РСП) будет собирать мзду в виде специального сбора с производителей и импортеров аппаратуры и дисков. Эти деньги, по идее, должны переводиться авторам, исполнителям и прочим правообладателям в виде "компенсации" за то, что их произведения используются бесплатно.

Однако, помимо внезапно обложенных данью производителей и экспортеров, которые, безусловно, должны были протестовать, возмутились другие правообладатели, имеющие прямое отношение к кино. Например, композиторы.

Дело в том, что, почувствовав себя монополистом, РСП заявил о намерении оставлять 25 % собранных денег себе на административные расходы. Еще 60 % должны расходоваться "на развитие сети кинотеатров". И только 15 % средств достанутся непосредственно правообладателям. Тут же было создано Российское общество по смежным правам (РОСП), выразившее готовность довольствоваться 10 % средств на свои расходы, а все остальное переводить правообладателям. Сейчас в правительстве решают, с кем иметь дело, но уже понятно, что защита авторских прав в данном случае вылилась в очень странные формы.

И вот на этом фоне приняты поправки в Гражданский кодекс, призванные обеспечить правообладателям законодательную защиту. Скажем честно: преследуя, помимо всего прочего (а, может быть, и в первую очередь) цель вступления в ВТО, наше правительство и парламент приняли достаточно двусмысленный документ, который в будущем может своими расплывчатыми формулировками дать повод для целого ряда злоупотреблений.

Конечный российский пользователь изменений в лучшую сторону не увидит

Так, "Российское агентство правовой и судебной информации" обращает внимание на странное дополнение статьи 1273 части 4 ГК РФ (Свободное воспроизведение произведения в личных целях). Дополнена она положением о том, что без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты вознаграждения допускается воспроизведение гражданином правомерно обнародованного произведения "при необходимости и исключительно в личных целях". До сих пор законодательство разрешало не выплачивать вознаграждение автору и обладателям смежных прав, если произведение просто использовалось в личных целях. А что такое в данном случае "необходимость"? И главное – кто будет определять, была ли эта "необходимость" или нет?

Ознакомившихся с текстом закона рядовых российских граждан взволновали вопросы о том, какая может возникнуть "необходимость" посмотреть купленный за свои деньги фильм или какая именно ситуация будет рассматриваться, как "необходимость" послушать музыку.

Еще хуже обстоит дело с двумя миллионами отечественных блогеров, многие из которых с разной регулярностью вывешивают в своих журналах взятые на том же "YouTube" видео и аудиоматериалы.

Целый ряд юристов уже заговорил о том, что закон, который вводит новый критерий – "необходимость", оставляя его трактовку на совести правоприменителей, абсурден. Между прочим, еще до принятия этих поправок мы сталкивались с требованиями некоей организации, защищающей авторские права, выплаты вполне весомых сумм музыкантами, исполнявшими свои собственные произведения, или ветеранами, дававшими бесплатные концерты. Теперь в подобных случаях (и в еще более сомнительных тоже), видимо, придется доказывать эту самую "необходимость".

Понятно, что в США одним из основных препятствий для вступления России в ВТО считают не столько несовершенство законодательства об авторском праве, сколько неэффективность его применения. Однако это не причина для того, чтобы ввести в законодательство нормы, дающие возможность посадить любого гражданина РФ за "нарушение авторских прав".

президент, деньги, ВТО


Сеул: КНДР готовит очередное ядерное испытание
Коммунальная боль
Доку Умаров: отделившиеся от меня чеченские полевые командиры подлежат шариатскому суду



2009-2017. Карта сайта