Политический клуб PolitRoom
   
О клубе
Устав клуба
Структура
Администрация
Доклады
Проекты
Проблематика
Публикации
Оборонку сподвигли на модернизацию

"Ситуация довольно плохая, довольно тяжелая", – такой диагноз поставил российскому оборонно-промышленному комплексу президент Дмитрий Медведев на очередном заседании комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики, которое прошло 22 сентября в подмосковном Раменском.

Между тем, в последние годы расходы на оборонку постоянно растут – только в прошлом году предприятия отрасли получили 175 миллиардов рублей на реализацию антикризисных мер. Но, как отметил глава государства, российский ОПК пока не способен отреагировать на увеличение заказов и финансирования адекватным ростом выпуска высокотехнологичной продукции.

Эту ситуацию решено изменить коренным образом, поскольку, как считает Медведев, от инноваций в ОПК зависит "не только формирование облика вооруженных сил, но и развитие экономики в целом". Как резюмировал глава государства: ОПК должен стать "генератором инноваций" в стране.

Таким образом, оборонка снова, как и в советское время, станет основным заказчиком инновационных разработок. В этом возврате к прошлому опыту нет ничего плохого. Нынешние рекордные экспортные объемы ОПК держатся, в основном, на продажах еще советских образцов вооружения и военной техники. Новых изобретений и их внедрений крайне мало. Пока мировой рынок проглатывает лишь частично модернизированные продукты советских инженеров, но уровень требований постоянно растет.

Требуется модернизация не продуктов советской эпохи, а самого оборонно-промышленного комплекса

Поэтому требуется модернизация не продуктов советской эпохи, а самого оборонно-промышленного комплекса. Такую линию стремился проводить прежний главнокомандующий Владимир Путин, теперь ее продолжает Дмитрий Медведев. Но это проявление политической воли как будто вязнет в проблемах оборонки, образовавшихся после крушения советской системы. Это весьма наглядно демонстрируют неудачи нескольких крупных и громких проектов, в которых задействованы, казалось бы, самые светлые головы, и на которые уже потрачены казенные миллиарды.

Например, громкий проект "Булава". Эта перспективная межконтинентальная баллистическая ракета морского базирования никак не хочет летать в соответствии с заданными параметрами. Из двенадцати состоявшихся запусков только один был признан успешным полностью, а еще четыре – частично успешными. Все госкомиссии, проводившие "разбор полетов" после аварий "Булавы", принимали решения о продлении испытаний "после установления и устранения причин". Эксперты же видят причину неудач в системной ошибке при проектировании этого ракетного комплекса.

Еще со времен СССР баллистические ракеты для подводных лодок с особой спецификой подводного старта традиционно разрабатывали и продолжают разрабатывать специалисты Государственного ракетного центра им. Макеева. Почему разработку "Булавы" поручили Московскому институту теплотехники, который не имел опыта создания ракетных комплексов морского базирования, остается только догадываться.

Теперь, после долгой череды скандальных неудач, прежнего генерального конструктора Юрия Соломонова отстранили от этого проекта. Но, как считает эксперт по баллистическим ракетам подводных лодок (БРПЛ) контр-адмирал Вячеслав Апанасенко, это "косметическая" мера. По его мнению, лучшим решением в данной сложной ситуации стала бы передача этого проекта тем, кто уже многие десятилетия специализируется на таких разработках. Как заявил контр-адмирал РИА "Новости", это право должно получить все-таки КБ имени Макеева, которое на протяжении всей своей истории занималось разработкой баллистических ракет морского базирования, имеет совершенную экспериментальную базу и опытнейших специалистов.

Еще одна череда затратных неудач – попытка отечественных разработчиков создать для вооруженных сил беспилотный летательный аппарат (БПЛА). По информации первого замминистра обороны Владимира Поповкина, на это ушло 5 миллиардов бюджетных рублей. Но беспилотника, отвечающего современным требованиям, российские военные так и не получили. "В прошлом году мы по "беспилотникам" провели испытания – у кого что было в стране, мы все собрали, разработав программу испытаний. Эту программу испытаний не выдержал ни один "беспилотник"", – посетовал Поповкин.

Ранее российская сторона уже заключила два соглашения на закупку израильских беспилотников. В настоящее время ведутся переговоры о создании в РФ совместного российско-израильского предприятия по производству таких самолетов. Ориентировочная стоимость программы оценивается в 300 миллионов долларов.

Директора оборонных предприятий упрекают военных в том, что они "сами не знают, чего хотят"

Еще более дорогой проект предусматривает закупку для российского ВМФ универсального десантного корабля. Его тоже приходится приобретать за рубежом. Рассматриваются предложения Франции, Испании и Голландии. Вероятнее всего выбор российских военных падет на французский вертолетоносец Mistral. Его стоимость, не раз заявленная Минобороны, – 600 миллионов евро. Россия намерена приобрести два корабля, построенных на французских верфях, и еще два построить в России. Поскольку отечественные судостроители не способны создавать такие корабли, они могут выступить только в роли субподрядчиков.

Не подошли нашим военным и бронированные автомобили отечественного производства "Тигры". Вместо них Минобороны закупит итальянские Iveco. А "Тигры" уедут в Бразилию, они понравились полицейским Рио де Жанейро.

Министр обороны Анатолий Сердюков недавно пояснил, что повышенный интерес российских военных к вооружению и технике иностранного производства является мерой воспитательного характера. "Наша задача – попытаться сподвигнуть нашу промышленность на развитие производства современной техники непосредственно на территории России", – заявил он.

Впрочем, этого и следовало ожидать: если нет реальной внутренней конкуренции, то ее приходится создавать искусственно, за счет привлечении на внутренний рынок зарубежных производителей.

Другая проблема – отсутствие взаимопонимания между заказчиком и исполнителями. Сейчас, по информации Владимира Поповкина, на закупки новых образцов вооружений его ведомство тратит порядка 30 % средств, а на содержание и продление ресурса действующего вооружения уходит около 70 %. Между тем, по правительственной программе перевооружения армии и флота должно быть с точностью до наоборот.

Такое соотношение объясняется тем, что на внутреннем рынке практически нет образцов вооружения и военной техники, отвечающих современным требованиям. Но, с другой стороны, директора оборонных предприятий упрекают военных в том, что они "сами не знают, чего хотят". Специалистов ОПК не устраивают формулировки в заказе типа "образцы вооружения и военной техники, отвечающие современному уровню".

В определенной мере с этим согласился и глава правительства Владимир Путин, отметив, что Министерству обороны "нужно окончательно определиться с комплексом тактико-технических требований к перспективным образцам вооружения".

Закупка иностранных вооружений – мера воспитательного характера

А практическая мера в этом плане была предложена Медведевым. На совещании по модернизации ОПК в Раменском президент поручил создать "эффективную структуру" (по примеру известного американского агентства DARPA), которая будет заниматься заказом "прорывных исследований и разработок в интересах обороны и безопасности, в том числе перспективных исследований, пусть даже весьма и весьма рисковых".

Конкретизировать же тактико-технические требования Минобороны предлагается путем "постоянного диалога между военными и гражданскими структурами", а также трансферта технологий из военной сферы в гражданскую и наоборот.

В общем, рельсы для инновационного локомотива, каковым должна стать оборонка, почти проложили. Во всяком случае, будут усиленно финансироваться госпрограмма вооружений и Федеральная целевая программа развития ОПК на период с 2011 по 2020 год. Как сообщил вице-премьер Сергей Иванов, на эти программы будет выделено 22-22,5 трлн. рублей.

Но количество денег, как известно, еще не гарантирует успеха всего предприятия. Эти деньги надо "правильно дать". Уже пошли споры о том, как это делать. Одни предлагают вести финансирование через головные предприятия интегрированных структур, "а не размазывать тонким слоем по всем дочерним предприятиям", как это происходит сейчас. Другие считают, что решать "сколько и кому дать" должно создаваемое "агентство заказа". Третьи против рождения "еще одной бюрократической структуры".

Хотя, за время реформ были испробованы все эти способы. В итоге идеальный выявить так и не удалось.

путин, франции


Умер знаменитый осьминог-предсказатель Пауль
Пхеньян: в обострении ситуации на Корейском полуострове виновны США и Южная Корея
Авиапассажиры оплатят рост цен на нефть



2009-2017. Карта сайта