Политический клуб PolitRoom
   
О клубе
Устав клуба
Структура
Администрация
Доклады
Проекты
Проблематика
Публикации
Партнерство без доверия

На прошлой неделе НАТО выступило с серией предложений, направленных на сближение с Россией. В частности, оно готово провести в Лиссабоне параллельно с саммитом альянса заседание Совета Россия-НАТО на высшем уровне. На этом фоне из Брюсселя вновь прозвучали заявления о том, что там изучают возможность участия России в натовской системе ПРО.

Если раньше подобные заявления воспринимались в Москве как позитивный сигнал к сближению и готовность к сотрудничеству, то на этот раз реакция российской стороны не была столь однозначной. Москва пока не торопится с ответом, и по-прежнему остается неизвестно, примет ли президент России Дмитрий Медведев участие в лиссабонской встрече. В первую очередь, это объясняется тем, что Россия хочет услышать от Североатлантического альянса более четкий ответ на вопрос о повестке встречи и перспективах сближения с альянсом, который на данном этапе звучат очень расплывчато и обтекаемо.

Москва ждет от Брюсселя более широкого и всеобъемлющего сотрудничества

В пятницу постоянный представитель России при НАТО Дмитрий Рогозин во время видеомоста Брюссель-Москва ясно дал понять, что в Москве нет окончательного решения по этому вопросу. Говоря о предстоящем обсуждении новой концепции альянса, он сказал: "Мы прочитали от корки до корки проект новой концепции НАТО. Но этот документ изобилует вопросами, на которые Москва пока не может найти ответов". "Парадокс состоит в том, что нас приглашают на саммит для диалога, но мы даже не ознакомлены с документом в том виде, как он закреплен", – сказал Рогозин, добавив, что Россию "зовут в темную комнату с "черной кошкой", в которой может оказаться "серая мышка".

"Одна из основных претензий к концепции НАТО состоит в том, что там фиксируется только сегодняшние отношения России и альянса. Никто не говорит о будущих отношениях", – указал он, добавив, что "что решение президента РФ Дмитрия Медведева – принять участие в Лиссабонском саммите или нет – может быть любым".

По его словам, "предыдущая концепция НАТО была сдерживающей. Новая концепция станет концепцией вовлечения РФ в участие в проектах НАТО". "Но мы не понимаем, во что нас вовлекают. Может так случиться, что Москва не согласна с тем или иным проектом альянса, и наши партнеры снова нам скажут, что мы не идем навстречу", – разъяснил он озабоченность российской стороны. "Поэтому проект решения Лиссабонского саммита НАТО, в которую входят не только США, но и 28 стран, надо обсуждать вместе с нами, а не класть его на стол президента РФ Дмитрия Медведева, думая, что он статист", – указал Рогозин.

Днем ранее генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен сказал, что у него существует уверенность в том, что, во-первых, саммит Россия-НАТО в Лиссабоне состоится, а во-вторых, "отношения России и НАТО в ближайшее время должны получить новый сильный импульс". При этом он отметил, что речь идет о расширении сотрудничества по Афганистану, об активизации взаимодействия по борьбе с терроризмом, наркотиками и пиратством в результате проведения совместного анализа угроз безопасности ХХI века.

Исходя из вышесказанного создается впечатление, что Россия боится попасть в некую паутину, сплетаемую альянсом, которая связала бы ее по рукам и ногам, и не позволила бы развивать равноправное партнерство. Москва настаивает на непосредственном участии в обсуждении новой концепции НАТО, однако, как это сделать на практике, не совсем понятно. Россия не является участницей альянса, а формата, предусматривающего привлечение к обсуждению концептуальных документов НАТО третьей стороны, не существует.

С другой стороны, создается впечатление, что нынешний формат отношений с Россией полностью устраивает Североатлантический альянс и бросаться в объятия РФ и развивать какие-либо новые формы сотрудничества он явно не торопится. О построении новой архитектуры безопасности альянс всегда говорит опосредованно, ставя на первое место менее глобальные, но более насущные, на его взгляд, вопросы, такие как Афганистан, борьба с терроризмом и т. д.

Период "перезагрузки" в отношениях России и НАТО скоро пройдет

Такая позиция Россию, естественно, не устраивает. Москва ждет от Брюсселя более широкого и всеобъемлющего сотрудничества, в первую очередь, по проблеме построения новой архитектуры безопасности, а НАТО к этому, судя по всему, не готово. Во многом это объясняется тем, что лидер и непререкаемый авторитет альянса – Соединенные Штаты – относится в этой идее весьма прохладно.

На предстоящем саммите в Лиссабоне также будет обсуждаться и вопрос создания натовской противоракетной обороны. Несмотря на все "приглашения" и заверения альянса в том, что он готов к сотрудничеству с Россией в данном вопросе, остается неясным возможный формат такого сотрудничества. Более того, на днях генсек НАТО предложил привлечь к созданию ПРО не только страны НАТО, но и другие европейские государства, не входящие в альянс, в частности, Украину. "Я постоянно упоминаю Россию в контексте ПРО, поскольку у нас есть отдельный Совет в отношениях с РФ, однако я ожидаю приглашений и для других европейских стран принять участие в создании этой системы", – сказал Андерс Фог Расмуссен.

Несмотря на то, что Франция высказывала свое недовольство некоторыми аспектами планируемой ПРО, скорее всего, данная концепция получит одобрение на предстоящем саммите. Между тем, возможная роль России в построении противоракетной обороны по-прежнему остается непонятной. Обсуждение данного вопроса в последние месяцы идет вяло, по крайней мере, внешне. НАТО не готово к прагматичному диалогу с РФ и, как правило, ограничивается заявлениями о намерениях, а о конкретных и решительных шагах на встречу друг другу речи не идет. В этих условиях создается впечатление, что натовская ПРО может стать просто ширмой для американской системы противоракетной обороны, по которой у России и США предостаточно споров и разногласий.

Последние заявления двух сторон свидетельствуют о том, что период "перезагрузки" в отношениях России и НАТО скоро пройдет, он просто-напросто изжил себя. Сторонам необходимо выходить на новые, более широкие и глобальные форматы сотрудничества, однако сделать этого пока не получается во многом по причине недоверия и чрезмерной осторожности.

взгляды, проекты, сотрудничество


Моногорода теряют поддержку
Затраты России на ЧМ-2018 оценены в 10 миллиардов долларов
В Карачи преступники расстреляли 12 человек



2009-2017. Карта сайта