Политический клуб PolitRoom
   
О клубе
Устав клуба
Структура
Администрация
Доклады
Проекты
Проблематика
Публикации
Переговорные сенсации

На минувшей неделе американская газета The Washington Post порадовала публику сенсацией, давно, впрочем, ожидавшейся: по данным издания, в Афганистане стартовали секретные мирные переговоры между представителями правительства, возглавляемого Хамидом Карзаем, и вооруженной оппозицией, иногда совокупно объединяемой западными источниками под именем движения "Талибан".

По данным некоторых афганских СМИ, переговоры прошли в кабульской гостинице "Серена" с участием так называемых "умеренных" лидеров талибов, в числе которых называют бывшего посла "талибского" Афганистана в Исламабаде муллы Абдул Салама Заифа. Согласно этим данным, на переговорах также присутствовали представители Пакистана. В качестве "альтернативной" переговорной площадки упоминался Дубай.

Сенсационность всей этой информации была подкреплена иными существенными деталями: с афганской стороны в переговорах якобы принимали участие не только "умеренные талибы", но также и ближайшие сподвижники муллы Омара из организации боевого ядра "непримиримых" – "Кветта Шура". Что же касается их партнеров по переговорам, то санкция на эти контакты, по данным неназванных источников в Афганистане и арабских странах, была получена от командующего оккупационными силами Дэвида Петреуса.

Что же могло быть предметом переговоров? По сведениям американской газеты, талибы требуют назвать точную дату вывода оккупационных сил, а также хотят обсудить перераспределение мест в новом правительстве. Их оппоненты могут требовать признания действующей афганской конституции и отказа от диверсионно-террористических методов борьбы.

То, что переговоры начались, вовсе не предопределяет их успешного исхода

Что скрывается за всей этой достаточно противоречивой информацией, нуждающейся, как минимум, в дополнительном подтверждении? Может быть, Хамид Карзай, пытающийся (пока, впрочем, не очень успешно) проводить в жизнь политику "национального примирения", сумел убедить своих западных кураторов в том, что альтернативы переговорам в нынешней ситуации не существует? Или речь идет о столкновении различных точек зрения на то, как быть дальше с Афганистаном, где, начиная с 2001 года, так и не удалось добиться даже относительного замирения? Или речь идет об очередном вбросе информации, призванной продемонстрировать, что сложившуюся в стране ситуацию можно разрешить не только с помощью зачисток и бомбардировок?

Сообщения о межафганских контактах на различных уровнях неоднократно появлялись и опровергались и в предшествующий период. Еще в 2008 году Карзай предлагал "предоставить гарантии безопасности" и протекцию не кому-нибудь, а самому мулле Омару. Тогда же при посредничестве Саудовской Аравии состоялись переговоры в Эр-Рияде, закончившиеся ничем вследствие взаимоисключающего характера позиций сторон. Спустя два года в пользу достоверности появившейся в The Washington Post информации высказываются многие серьезные комментаторы в Европе и в самих США. В качестве причины, побудившей некогда непримиримых сторонников муллы Омара смягчить свою позицию, называется новая тактика оккупационных сил, серьезно усиливших в последние месяцы давление на противника и широко применяющих различные современные виды вооружений, в частности, беспилотные летательные аппараты.

То, что переговоры начались, однако, вовсе не предопределяет их успешного исхода. Во всяком случае, если какие-либо консультации действительно ведутся, то, похоже, к ощутимым результатам они пока не привели. Недавнее убийство губернатора северной провинции Кундуз, а также уничтожение в конце минувшей недели на юго-западе Пакистана очередной колонны сил НАТО, очевидно, призвано продемонстрировать серьезность намерений вооруженной оппозиции. Кстати, одна из наиболее непримиримых афганских группировок, возглавляемая Джалалуддином Хаггани, действует как в Афганистане, так и в Пакистане, испытывая наиболее серьезное давление оккупационных сил.

В ходе двух атак 1 и 2 октября талибы уничтожили в Пакистане около 60 автоцистерн с топливом для войск НАТО. 4 октября боевики "Талибана" напали на колонну снабжения НАТО в районе Саман афганской провинции Вардак, уничтожив шесть грузовиков с военной амуницией. В среду утром боевики сожгли колонну снабжения НАТО (более 20 грузовиков и автоцистерн) близ пакистанского города Кветта. Пятая по счету за неделю колонна снабжения контингента НАТО в Афганистане сгорела в ночь на четверг близ пакистанского города Пешавар.

Трудно сказать, насколько успешной окажется тактика Вашингтона, предусматривающая ликвидацию наиболее радикальных группировок с последующим расколом и вовлечением в диалог с карзаевским правительством тех, кто настроен менее непримиримо. Более очевидно другое: политика США в Афганистане будет определяться исключительно их собственными интересами, а не абстрактным стремлением к достижению мира в стране, непрерывно воюющей вот уже несколько десятков лет. Разумеется, никто не собирается думать о том, какие адекватные местным условиям механизмы следует задействовать для разрешения социально-экономических проблем, например, пуштунских кланов и племен и возникающих между ними противоречий. А ведь от этого напрямую зависит стабильность обстановки на большей части территории страны. Гораздо важнее другое: Афганистан может сыграть важную роль в планируемых военных операциях против Ирана, да и во взаимоотношениях Вашингтона с Пекином "афганский фактор" будет иметь определенное значение.

Переговоры обретут практический смысл лишь в случае их поддержки со стороны влиятельных региональных держав

Сейчас некоторые эксперты отмечают, что переговоры обретут реальный практический смысл лишь в случае их поддержки (следует полагать, не только официозно-дипломатической) со стороны влиятельных региональных держав. Директор неправительственной организации American Institute of Afghanistan Studies Омар Шарифи указывает прежде всего на Пакистан. Он также считает, что международное сообщество должно дать гарантии того, что результаты этих переговоров будут считаться легитимными, и добиваться выполнения сторонами достигнутых договоренностей.

В этом предложении прочитывается недвусмысленный намек на то, что монополия Вашингтона (или даже Североатлантического альянса) на различного рода контакты официального Кабула с вооруженной оппозицией может как минимум неоднозначно восприниматься непосредственными соседями Афганистана, имеющими в этой стране свои интересы и собственные взгляды на перспективы афганской государственности. Скажем, еще в апреле 2010 года Исламабад высказывался против переговоров афганского правительства с талибами.

Отношения США с Пакистаном, как известно, далеки от идиллических, несмотря на то, что правительство Зардари предоставляет свою территорию под гражданский и военный транзит, а само выживание пакистанской экономики во многом зависит от западных вливаний. Тот же Хаггани, по сведениям The Times, "представляет для (пакистанских спецслужб) самое мощное оружие в борьбе с индийским влиянием в Афганистане", что, очевидно, негативным образом влияет на эффективность боевых операций США и НАТО. Можно предположить, что и другие афганские командиры связаны тысячами нитей с теми или иными государствами (или даже внутригосударственными субъектами, имеющими рычаги влияния на внешнюю политику своей страны), что может непосредственным образом влиять на ход военных действий или политических переговоров.

Российской дипломатии важно иметь собственный голос в разворачивающейся политико-дипломатической интриге, учитывая позицию не только контрагентов по "перезагрузке", но также и остальных игроков, не собирающихся уходить с афганского "поля".

социальная сфера, афганистане


Россия и НАТО сошлись в Афганистане
Лавров призвал ООН прекратить практику односторонних санкций
Экологичная индустрия помогает сэкономить деньги



2009-2017. Карта сайта