Политический клуб PolitRoom
   
О клубе
Устав клуба
Структура
Администрация
Доклады
Проекты
Проблематика
Публикации
Провокация – еще не повод для войны

Обстрел Северной Кореей южнокорейского острова Ёнпхендо стал очередным этапом в уже почти 70-летнем противостоянии двух корейских государств. Немедленно раздутые СМИ слухи о чуть ли не начале новой межкорейской войны, конечно, не имеют под собой никаких оснований. Как правильно отмечает знаток корейских проблем профессор Андрей Ланьков, подобные провокации совершаются Пхеньяном на регулярной основе, и преследуют одну цель – добиться для себя тех или иных уступок, оказания срочной экономической помощи.

Тактика Севера довольно незамысловата, но всегда себя оправдывает. И Южная Корея, и США, и мировое сообщество в целом не способны устоять перед его шантажом, и идут, в конечном счете, на условия Пхеньяна. Основные потребности Севера просты – продовольствие, а также необходимые стратегические материалы. Оплачивать свой импорт он не в состоянии, поскольку ему нечего предложить на экспорт, и последние десять и даже более лет его практически кормит Южная Корея. Шантаж строится как на угрозе простого нападения на своего соседа по полуострову, так и на угрозе дальнейшей разработки ядерного оружия.

История с атомной бомбой Пхеньяна тянется с 1994 года. Именно тогда начались переговоры США с КНДР о ее ядерной программе. Ким Чен Ир правильно понял слабое место Запада – его страх перед оружием массового уничтожения, и его неспособность принимать действенные шаги по борьбе с распространением такого оружия. Вашингтон сделал ставку на переговоры, подкрепляемые санкциями той или иной степени охвата. В результате Пхеньяну удалось водить за нос и США, и Сеул, создав под шумок нескончаемых консультаций и переговоров ядерную бомбу, испытанную в 2006, а повторно – в 2009 году, и получив гигантскую продовольственную помощь, топливо, а также разнообразное техническое содействие в сфере "мирного атома".

Тактика КНДР довольно незамысловата, но всегда себя оправдывает

Северная Корея обладает одной из наиболее отсталых и неэффективных экономик на планете. Она даже не способна прокормить собственных граждан. Южная Корея – экономический гигант, ее достижения в сфере высоких технологий потрясают. Разрыв между Севером и Югом в уровне жизни, в размерах ВВП – как абсолютного, так и подушевого, и в чем угодно еще составляет десятки раз. Разделенные демаркационной линией корейцы словно проживают на разных планетах. Это же относится к вооруженным силам. Да, численность армии Севера – более миллиона человек, но эта армия плохо одета и обута, к тому же полуголодная, с устаревшим снаряжением, совершенно неготовая к современной войне. Армия Юга – одна из самых мощных в мире, оснащенная самым "продвинутым" оружием, отлично обученная и экипированная. Да и численность населения Южной Кореи в два раза больше, чем КНДР.

Но, несмотря на такое вопиющее неравенство сил, именно Север доминирует в отношениях с Югом, навязывает правила игры. А Сеул, обладая сверхсовременными технологиями во всех сферах жизни, ничего не может с ним поделать. Причина проста – богатому Югу есть что терять. Он не готов рисковать хоть капелькой благополучия и просто откупается от Пхеньяна, как это делают обеспеченные родители в отношении их собственного трудного подростка, угрожающего в противном случае пуститься во все тяжкие. Таким образом, плотно сидящий на донорской игле Север управляет и манипулирует кормящим его Югом.

Ким Чен Ир показал, что обладающая ядерным оружием и непредсказуемым поведением даже совсем небольшая страна может в современном мире оказывать непропорционально большое воздействие на ситуацию на планете. Первым откликом на сообщения об артобстреле стало падение основных биржевых индексов, причем не только в Японии и Южной Корее, но и во Франции, Великобритании, Германии. Все развитые страны страшно боятся нестабильности, столкновений, и всеми силами избегают малейшего риска.

Примерно также обстоит дело в отношении США. Они менее всего хотели бы вооруженного конфликта на Дальнем Востоке, и потому позволяют убаюкивать себя бесконечными, ни к чему не приводящими переговорами. Все лучше, чем война, полагают в Вашингтоне. Кроме того, политику и Белого дома, и Госдепа определяет въевшееся в кровь и плоть и крайне популярное среди избирателей убеждение о том, что все проблемы можно решить мирно, путем переговоров и уступок.

Поэтому, несмотря на то, что за шестнадцать лет переговоров относительно ядерной программы Пхеньяна ничего не достигнуто, "консультации" продолжатся. Зато Ким Чен Ир получил все, чего хотел, продлив существование своего режима не неопределенно долгий период.

Несмотря на вопиющее неравенство сил, именно Север доминирует в отношениях с Югом

Понятно, что ему нужно время от времени "подталкивать" США, чтобы те не забывали о его существовании, и продолжали поставку необходимых материалов и топлива. С этой целью и устраиваются провокации подобные нынешней. Напомним, что буквально за пару дней до обстрела острова прозвучало заявление профессора Зигфрида Хеккера, бывшего главы национальной лаборатории в Лос-Аламосе, которому в Северной Корее был показан ядерный центр в Йонбене, в том числе, более тысячи новых центрифуг, на которых производится обогащение урана. Профессор подтвердил наличие у Пхеньяна ранее неизвестных мощностей по производству ядерного оружия. Видимо, реакция Запада была слишком медленной и не такой яркой, как надеялся Ким Чен Ир. Поэтому потребовался удар по острову Ёнпхендо, чтобы Сеул и Вашингтон зашевелились, и выразили готовность пойти на переговоры, иными словами – оказали помощь. В качестве предлога были использованы учения ВМФ Южной Кореи недалеко от берегов Северной, в спорной территории. Как известно, Пхеньян не признает демаркационную линию у своих берегов, начиная с 1953 года. Поэтому формально его действия не попадают под определение агрессии. Недаром многие державы даже не осудили Пхеньян, а лишь призвали ко взаимной сдержанности.

Так что лучше всего не придавать особого значения этой провокации, ни к каким тяжким последствиям она не приведет. В марте северокорейцы и вовсе потопили южнокорейский корвет "Чхонан", погибло сорок шесть моряков, но Сеул даже не прервал поставок продовольствия на Север, спустив все на тормозах.

Президент Ли Мен Бак заявил, что если он увидит опасность повторения провокаций, то отдаст приказ нанести удар по северокорейской территории. В это никто, в том числе в Пхеньяне, не верит, все понимают, что это лишь грозная риторика для внутреннего потребления. Но в какой-то момент, как говорил Эразм Роттердамский, война слов может перейти в обмен ударами. То есть Ли Мен Бак сделает предупреждение всерьез, а ему не поверят на Севере. Другими словами, главная опасность коренится в привыкании к угрозам, к обесцениванию слов, что ведет к непониманию намерений и действий оппонентов. Все крупные войны двадцатого столетия начинались именно из-за этого.

конфликт, переговоры, Япония, показания


Лавров: Россия и Кения настроены на сотрудничество
Министр финансов США: странам двадцатки нужны нормы определения курсов валют
Пост ныне действующего президента Казахстана может стать пожизненным



2009-2017. Карта сайта