Политический клуб PolitRoom
   
О клубе
Устав клуба
Структура
Администрация
Доклады
Проекты
Проблематика
Публикации
Российское партстроительство в кризисе

Российское партстроительство в кризисе

02 июля 2004

Наши партии так и не успели вступить в фазу расцвета, считает главный редактор информационно-аналитического еженедельника "Партинформ" Юрий Коргунюк

- Есть мнение, что партстроительство во всем мире сейчас находится в кризисе. Партии перестали быть выразителями политических взглядов населения превратившись в лоббистов интересов узких групп. Согласны ли Вы с такой оценкой?

- Такая точка зрения была модной в Европе еще в 1960-70 гг. Партиям действительно предрекали конец. К концу прошлого века эти разговоры стихли, поскольку партии действительно сильно изменились, но не исчезли с политической сцены. Что же касается Америки, то там такие разговоры идут с начала XX века. Еще тогда говорили, что партии себя изжили и, что им на смену должно прийти что-то другое. Первый крупный труд о политических партиях социолога Моисея Острогорского начинался с изложения того, какое зло представляют собой политические партии, почему они не имеют права существования на политической сцене.

Так что эти разговоры не новы. Кризис действительно имеет место. Но это скорее кризис определенных организационных форм политических партий. В первую очередь это кризис массовой централизованной партии в той форме, которая считалась наиболее перспективной в середине 1950 годов в момент написания труда Мориса Дюверже "Политические партии". Нелепо говорить, что когда-то партии представляли интересы всего народа, а сейчас стали представлять интересы каких-то частных групп. Нелепо, потому что партии всегда были очень тесно связаны со всевозможными частными группами, как в момент своего зарождения, так и в момент расцвета. Другое дело, что после того, как партии стали терять членские массы и американизироваться, эти связи стали более заметными.

- Могли бы вы отметить какие-то новые тенденции в российском партстроительстве?

- В основном это тенденции кризиса и упадка. Впрочем, у наших новых партий не было и особого расцвета. Мы переживаем тот же кризис, что и партии Запада. Другое дело, что мы так и не успели вступить в фазу расцвета. Когда в Западной Европе был расцвет централизованных массовых партий, у нас тоже была централизованная массовая партия, но не было никаких других. Эта партия подмяла под себя государство и превратилась в особую форму политической организации. Когда у нас появились другие партии, западные партии уже переживали кризис, утрачивая черты массовых движений. У нас есть одна массовая партия – КПРФ, но ее массовость имеет чисто инерционный характер. Поэтому она переживает тот же кризис, что и все другие массовые партии.

- Российский Центризбирком выступил с инициативой проведения выборов в Госдуму только по партийным спискам. Как вы к этому относитесь и как это скажется на партийной жизни России?

- Понятно, что Кремлю хочется взять партию власти под свой полный контроль, вырвав ее региональные части из-под контроля местных администраций. Тот способ, которым он пытается сделать это очень опасен. Сейчас Кремль находится в эйфории от того, что он почти все контролирует. Но, рано или поздно, ситуация изменится. Если то, что сейчас затевается, будет воплощено в жизнь, то рано или поздно это ударит по интересам Кремля, да так, что мало не покажется. У нас есть партия, которая никак не могла бы закрепиться на политической сцене, не будь пропорциональной системы выборов – это ЛДПР. Единственно, чего можно добиться этим законом, это вывести на сцену такие фантомные фигуры как лидер ЛДПР, а потом расхлебывать ту кашу, которая завариться. Пропорциональная система выборов – далеко не  идеальный вариант. В чистом виде от этой системы отказались уже практически везде.

- В околокремлевских кругах есть и идея о конструировании в стране двухпартийной системы выборов. Если будет реальная попытка ее реализовать, приведет ли это к сворачиванию российского партстроительства или наоборот вызовет отторжение и тем самым приведет росту числа партий?

- Реально можно установить и однопартийную систему.  И в истории очень часто бывало так, что однопартийная система устанавливалась искусственно. Но я не помню практически ни одного случая, чтобы искусственно строилась двухпартийная система, поскольку она является результатом более или менее свободной игры политических сил. Так что идея эта изначально обречена на поражение. Скорее всего Кремль хочет ввести так называемую систему доминирующей партии, как было во второй половине прошлого века в Мексике и Японии. При этой системе существует ведущая партия, которая все время правит, получая большинство в парламенте. Есть и оппозиция, но она никогда не имеет возможности сформировать правительство. Похоже, что именно этот вариант и пытается протолкнуть Кремль. Это можно устроить, но нужно иметь ввиду, что потом за это придется расплачиваться, в том числе тем, кто эту систему ввел.

- Большую часть избирательного бюллетеня на выборах в Госдуму прошлого года составляли так называемые малые партии, которые не набрали необходимый минимум в 5% голосов, а некоторые не дотянули и до 1%. Однако в совокупности отданные за них голоса составляют довольно внушительную цифру.  С какой целью создавались эти партии? Можно ли как-то квалифицировать их в зависимости от мотивов создания?

- Есть два основных случая. Первый, - это когда выход партии на политическую сцену инициирует наш главный игрок – Кремль. Самый яркий пример – это блок "Родина". До тех пор входившие в него партии не представляли собой ровным счетом ничего. Спонсорство Кремля и удачная конъюнктура сделали из них реальную политическую силу. Тоже самое было с блоком "Российская партия пенсионеров и партия социальной справедливости". Было ясно, что ему подыгрывает Кремль для того, чтобы отобрать побольше голосов у коммунистов. Другой, наиболее распространенный случай, - это простые человеческие амбиции, благодаря которым появляются новые партии.

- Кому нужно финансировать малые партии? Они же ведь заведомо непроходные?

- То, что они не проходные ясно достаточно узкому кругу людей. Кроме того, шанс всегда существует. В начале избирательной кампании прошлого года я считал непроходным блок "Родина". Ошибаются и специалисты, что говорить о бизнесменах у которых появились деньги и которым хочется выйти из мещан во дворяне. Такие бизнесмены готовы вложить деньги в какую угодно авантюру, лишь бы только использовать этот шанс.

- А есть ли у малых партий какое-то политическое будущее?

- Почему-то партии не сравнивают с их очень близким аналогом – с коммерческими предприятиями. Ведь степень выживаемости у них – дай бог один из десяти. А по-настоящему крупными компаниями становится вообще сотые доли процента от общего числа коммерческих структур. Та же самая ситуация и на рынке партий. Кто-то пробивается, но большинство уходит в небытие.

- Партия "Единение" набрала 1,17% голосов. Как ей это удалось? Ведь это же никому не известная организация?

- Этой партии просто повезло. Ее название похоже на "Единую Россию" и в избирательном списке она стояла первой.

- А партия "За Русь святую" имеет шанс пробиться наверх?

- Кто у нас уж точно не имеет шанса на успех, так это всевозможные партии со словом "Русь" в названии. Партии пытаются опереться на традиционализм как на систему ценностей, не понимая, что эта ниша занята коммунистами. Образование таких партий всегда слишком искусственно. Они представляют собой немногочисленные секты.

- В последнее время было очень много скандалов, связанных с левыми партиями. Во многих из них сменилось руководство. КПРФ потрясают внутрипартийные конфликты. Это случайное совпадение или какой-то системный кризис левого движения?

- Кризис левого движения у нас перманентный. Ему предстоит много пертурбаций. Наши левое движение пока еще недостаточно националистично. В наших условиях, как и в Латинской Америке, левое движение может быть только националистическим, национал-шовинистическим. Социал-демократия и коммунизм – это левые партии периода расцвета массовых движений. А у нас сейчас период упадка. Никакого общественного движения за левыми партиями не стоит. Стоят массы иждивенцев и бюджетников.  Если что-то и будет процветать на этом фланге, то это какие-то аналоги "Родины", но не коммунисты и не социал-демократы.

- Как известно, Компартия постепенно теряет позиции из-за старения своего электората. Может ли она сделать что-либо, провести какую-то модернизацию чтобы переломить эту ситуацию?

- Вся ее база находится в прошлом, весь ее электорат – это старые люди. Именно поэтому КПРФ не способна провести никакую модернизацию. Ей пришлось бы тогда распрощаться со своим прежним электоратом и начать привлекать новый. Вряд ли кто-то из КПРФ способен сделать такую работу. Так что организационная мощь Компартии не столько ее сила, сколько слабость. Рано или поздно она превратится в подобие коммунистических партий Восточной Европы. Может быть не очень стремительно, но рано или поздно это произойдет.

- А у общественного движения Сергея Глазьева "За достойную жизнь" есть какие-нибудь перспективы? Ведь сам Глазьев довольно популярный политик.

- Политик то он популярный, да вот организатор – никудышный. У него нет реальных лидерских качеств. Он побывал во многих партиях, но так и не смог сплотить вокруг себя достаточное количество людей. В итоге либо его выгоняли, либо он сам уходил из этих организаций. У блока "Родина" был шанс после выборов 2003 года преобразоваться во что-то более или менее нормальное. Но, Кремль его породил, он же его и убил. Возможно, в будущем глазьевская или рогозинская организации смогут чего-то добиться приняв участие в каких-то новых проектах, но сами они вряд ли смогут сделать что-нибудь серьезное.

- Дмитрий Рогозин сейчас находится в очень трудном положении. С одной стороны, он совершенно лоялен Кремлю. С другой, - значительная часть его электората относится к категории протестного. Он так и будет лавировать между лояльностью и оппозиционностью или все-таки выберет что-то одно?

- А зачем ему выбирать? Владимир Вольфович Жириновский уже сколько лет находится в таком состоянии, лавируя между разными сторонами. Рогозин – это клон Жириновского. Он явно не та фигура, о которой можно говорить как о серьезном лидере. Рогозин все равно что акробат, идущий по натянутому канату. Никакого правого или левого пути у него нет. Перестав балансировать, он упадет и расшибется насмерть.

- Новый лидер Аграрной партии Владимир Плотников говорит о необходимости ее модернизации. Он действительно проводит какую-то модернизацию партии или просто продолжает линию Михаила Лапшина?

-  Спросите у представителя любого предприятия-банкрота, что он намерен делать. Он конечно же скажет, что собирается реорганизовать производство. Однако это всего лишь благие намерения. Реально тут ничего сделать нельзя. Аграрная партия – это партия вчерашних председателей колхозов, корпоративная организация руководителей агропромышленного комплекса. Она без сомнения обречена на гибель, поскольку председатели колхозов вымирают как класс. У нас в стране нет аграрного вопроса. Есть только определенная часть бюджетников, живущих в сельской местности. А раз нет аграрного вопроса, то не может быть и аграрной партии.

- После выборов 2003 года очень много говорится о кризисе правового движения,  о том, что у него нет политического будущего. Действительно ли это так?

- Я уверен, что у правых партий есть политическое будущее. Только не в тех формах, в которых они существовало раньше. Все наши либеральные партии – это всего лишь инерция большого демократического подъема конца 80-х – начала 90-х гг. Это интеллигентские по своей сути образования. Им так и не удалось расширить свою социальную базу. Либерализм, который они проповедуют – это либерализм идей. Либеральное движение может возродиться на базе союза интеллигенции и налогоплательщиков. Пока наш налогоплательщик пытается решать свои проблемы путем уклонения от налогов и своевременной выплаты взяток, либеральное движение находится не в очень хорошем положении. Когда налогоплательщик поймет, что защищать себя нужно более гражданскими способами, тогда появится и база для возрождения либерального движения.

- "Союзу правых сил" пока  так и не удалось избрать лидера. По словам представителей партии, СПС собирается чуть ли не праймериз проводить для того, чтобы выбрать подходящие кандидатуры на пост лидера. Это просто популистские заявления или у них настолько остро стоит вопрос о лидере, что они готовы выбирать его путем опроса общественного мнения?

- Механизм праймериз – это вполне здоровое и перспективное явление. С развитием демократии оно будет повторятся в нашей стране все чаще и чаще. Партийная жизнь будущего будет неразрывно связана с первичными выборами. Мы пойдем по пути США, где праймериз по началу были делом частных лиц, а потом стали государственным институтом. И кому как не правым прибегать к таким инструментам. Другое дело, что выбор лидера для них сейчас не самое важное. Прежде всего им нужно решить, что вообще делать, в каком направлении работать. Если они хотят жить также как между выборами в третью и четвертую Думу, то тогда вообще нет смысла выбирать лидера. Они ведь просто ждали выборов и делили шкуру неубитого медведя. Если же они всерьез хотят начать все с самого начала, то для этого им нужно идти в низы будить своего естественного избирателя – налогоплательщика. А выбор лидера – это дело десятое.

- В последнее время партия "Яблоко" занимает прокремлевскую позицию. Не грозит ли ей это потерей своего "ядерного" электората?

- "Яблоко" уже давно выбрало свой путь – путь "окукливания", ухода в мир своих иллюзий и представлений. Рано или поздно, оно "окуклится" настолько, что совсем утратит связь с внешним миром.  Не так давно Явлинский прямо заявил, что их главная задаче – не прохождение в Госдуму, а сохранение Конституции. Возникает вопрос: если партия не может пройти в Госдуму, как она может гарантировать сохранение Конституции? Так что с "Яблоком" можно смело распрощаться – оно совершенно уходит в себя.

- Часто говорят, что своей оглушительной победой "Единая Россия" обязана пиар-технологиям и, что реально она далеко не столь всеохватна как может показаться по результатам выборов. Вы согласны с такой оценкой?

- Я бы поставил пиар-технологии на второе место, а на первое – административный ресурс. Он в свою очередь базируется на определенных свойствах избирателя. Большая часть наших избирателей – бюджетники, которым свойствен патернализм. Для них единственный политический лидер – это начальник. Мне кажется, именно это играет главную роль, а не пиар-технологии. Либералы много раз говорили избирателю – "мы освободим тебя от государства". Но избирателю вовсе не хочется  от него освобождаться, он хочет чтобы оно его кормило.

- Вне охвата "Единой России" остались довольно большие зоны электората. Не приведет ли такое положение к кризису этой партии?

- Кризис партии власти неизбежен. Ее влияние зиждется на высокой популярности президента.  Как только его рейтинг начнет падать, "Единую Россию" охватит кризис. "Единороссы" - это довольно разношерстая толпа, где каждый тянет одеяло на себя. Как только они почувствуют, что наверху им больше ничего не светит, каждый из них не моргнув глазом плюнет в руку, которая еще вчера его кормила. 

взгляды, левые партии


МИД России призывает Израиль и Палестину не осложнять переговорный процесс
Наши: журналист МК таранил нас на машине
Президенты России и США проведут встречу в Иокогаме



2009-2017. Карта сайта