Политический клуб PolitRoom
   
О клубе
Устав клуба
Структура
Администрация
Доклады
Проекты
Проблематика
Публикации
Саакашвили для Белоруссии

Сергей ЧЕРНЯХОВСКИЙ
Профессор Факультета истории, политологии, права РГГУ, доктор политических наук, действительный член Академии политической науки

Чего бы ни добивались заказчики четырех серий малоприличного фильма о "Крестном батьке", добились они пока одного: последний съездил в Китай и привез оттуда инвестиционные проекты на миллиарды долларов плюс не менее значимые кредиты. А с Чавесом договорился о гарантиях нефтяных поставок для Белоруссии.

После чего российская власть вновь заговорила о непреходящем значении белорусско-русского братства, которое не могут омрачить всякие семейные ссоры и размолвки. И все неясности по экономическим вопросам разрешили менее чем за час.

Те представители российского экспертного сообщества и политического класса, которые испытывают иррациональную неприязнь к Лукашенко, теперь гадают, долговечно ли примирение, и уверяют, что "дурной характер Лукашенко" вскоре вновь подскажет ему повод для конфликта с Москвой.

Вряд ли у России есть реальные силы сместить Лукашенко

Только эти конфликты показывают характер скорее не белорусского президента, а представителей тех или иных элитных групп России. В ней сложился своеобразный политический блок противников Лукашенко. В него входят, во-первых, те ангажированные группы, которые мечтают о возврате к 90-м годам и ненавидят Лукашенко за то, что он уже тогда показал возможность более успешного альтернативного пути развития. Во-вторых, – экономические кланы, которые хотели бы от Лукашенко не дружбы, а чего-то более осязаемого: то ли "серых схем" украинского образца, то ли продажи всего белорусского газотранспортного комплекса газпромовским структурам. Одни не любят Лукашенко "политически", другие – экономически. И хотя они сами не очень любят друг друга, здесь их тактические цели совпадают.

С первыми все ясно. В 90-е годы они показали, на что способны и теперь даже при политтехнологической поддержке власти не смогут занять значимое место в российской политической жизни.

Вторые более серьезны. Они сильны, богаты, прагматичны. Вернее, им кажется, что они прагматичны. Их "прагматизм" остался на уровне советских хозяйственников 60-х годов, требовавших забивать поголовье скота ради того, чтобы получить вал мяса уже в текущем году, но оставлявших страну без этого продукта на будущее.

Когда российские элитные группы готовили раздел СССР, они тоже исходили из своеобразного прагматизма: избавляясь от союзных республик они считали, что, с одной стороны, сэкономят на дотациях им, а с другой – те все равно никуда не денутся, и просто униженно вернутся под покровительство России, но уже не на правах равноправных республик, а скорее в качестве неких колоний.

В итоге пространство СНГ сегодня перестает быть сферой российского доминирования и на него все больше вторгаются ее геополитические конкуренты.

К союзникам не нужно относиться как к порабощенным странам, становящимся объектом извлечения прибыли – иначе их народы можно быстро превратить в своих ненавистников.

Если российское руководство вполне оправданно возражает против правил игры однополярного мира, то не нужно забывать, что для окружающих ее стран Россия – не единственный возможный партнер. И если то, что Россия будет предлагать другим странам, экономически окажется им невыгодно, они просто будут находить иных партнеров. И не всегда настроенных к России дружественно.

Не нужно называть это шантажом. Это – та самая конкуренция, о позитивном воздействии которой у нас так любят говорить.

Заказывая показ "Крестного батьки" и иными способами демонстрируя свою обиду на Лукашенко, нужно было просчитывать последствия. Лукашенко может быть плох или хорош, но он не дворовая или придворная челядь, которая в ответ на барский гнев впадет в испуг и постарается заслужить прощение. Он – глава суверенного государства. И вполне успешного.

В отношениях с ним и с Белоруссией России нужно ответить на простые вопросы.

Первый: что для нее важнее – геополитическое влияние в этой европейской зоне или те несколько миллиардов долларов, которые можно получить, навязывая ей свои условия экономического сотрудничества?

Второй: есть ли у России реальная возможность сместить Лукашенко и заменить его на другого человека, который будет и лоялен России, и более послушен, и сможет поддерживать управляемость Белоруссии, и откажется от всех тех выгод, которые может дать переориентация на Запад?

Все заверения иных персон Белоруссии, называющих себя альтернативой Лукашенко, в том, что они любят Россию и выстроят с ней более теплые отношения, чем последний, ничего не стоят. И потому, что эти люди сами политически ничего не стоят, и потому, что ничего не стоят подобные обещания, данные в расчете на российскую поддержку.

Ведь основываясь на подобных расчетах, устав от лукавства и противоречивой политической игры со стороны Шеварднадзе, Россия помогла прийти к власти в Грузии Саакашвили. И результатом стала наглость нового тбилисского диктатора, его полный переход под покровительство США и война 2008 года.

Вряд ли у России есть реальные силы сместить Лукашенко. И уж тем более у нее нет гарантий того, что там не появится белорусский Саакашвили. Можно, конечно, сказать, что в Белоруссии подобных политиков нет. Но и в Грузии при Шеварднадзе нынешний диктатор таким не казался.

Стратегически Белоруссия нужна России, и Россия нужна Белоруссии

Самые, казалось бы, обоснованные упреки в адрес Лукашенко – это его отказ от обещания признать независимость Южной Осетии и Абхазии и некий "торг" по данному вопросу. Только не стоит лукавить: его признание этих республик тут же поставило бы Белоруссию под ответный удар западных стран. И чтобы его сдержать, ему нужна была соответствующая поддержка России. Россия на нее оказалась не готова.

Сегодня модно утверждать, что на Союзном государстве и Таможенном союзе с участием Белоруссии можно ставить крест. Однако крест можно поставить на любом проекте, если не прикладывать усилий к его реализации. И тем более, если ждать, что партнерское начинание будет осуществляться исключительно по твоим схемам и исключительно в твоих интересах.

Вообще, с партнером в первую очередь нужно говорить не о том, что выгодно тебе, а о том, что выгодно ему. И не жаловаться на неудачу, если переговоры по первому сценарию его не вдохновляют.

Стратегически Белоруссия нужна России. И Россия нужна Белоруссии. Но Россия должна понять, что чисто политически Белоруссия сегодня нужна ей больше, чем она Белоруссии.

конфликт, чавес, лукашенко, Китай


Россия и ЕС продвинулись в согласовании документа о партнерстве и сотрудничестве
Россия и Китай укрепляют стратегическое взаимодействие
Интерпретация Нобеля



2009-2017. Карта сайта