Политический клуб PolitRoom
   
О клубе
Устав клуба
Структура
Администрация
Доклады
Проекты
Проблематика
Публикации
Саакашвили нашел способ остаться у власти

Сергей МАРКЕДОНОВ
Политолог, кандидат исторических наук

Во внутренней политике Грузии обозначился новый поворот. 25 сентября национальный парламент этой страны на своем внеочередном заседании проголосовал в первом чтении за проект конституционного закона "О внесении изменений и дополнений в Конституцию Грузии". В пользу эту проекта было подано 123 голоса, "против" проголосовало всего четверо депутатов.

В парламенте конституционный проект представлял министр юстиции Грузии Зураб Адеишвили (человек, который наряду с министром внутренних дел Вано Мерабишвили, мэром Тбилиси Гигой Угулава, а также заместителем главы МИД республики Гигой Бокерия входит в "ближний круг" президента Михаила Саакашвили). По его словам, конституционные изменения направлены на достижение оптимального баланса между ветвями грузинской власти. Предполагается повышение роли парламента и правительства в то время, как президент сохранит за собой посты верховного главнокомандующего и председателя Совета безопасности. В периоды политических кризисов за президентом остается роль арбитра, однако права законодательной инициативы он лишается. Новая Конституция вступает в силу в 2013 году, то есть в год проведения следующих президентских выборов.

Наверное, к конституционным поправкам можно было бы отнестись, как к обычной формально-юридической процедуре, если бы не несколько важных нюансов.

В 2013 году истекает вторая президентская легислатура Михаила Саакашвили. Напомним, что в январе 2004 года через несколько месяцев после "революции роз" он практически выиграл плебисцит о доверии самому себе. В это время его приход в Грузии связывался с завышенными ожиданиями, надеждами на скорое преодоление государственной разрухи времен Эдуарда Шеварднадзе. Однако вторые в своей жизни президентские выборы Саакашвили выиграл с большим трудом, проиграв при этом в Тбилиси и в ряде других городов. Выборы прошли в один тур, однако значительная часть грузинского общества посчитала их нелегитимными. Отсюда и долгая позиционная война между властью и оппозицией, проигранная оппонентами Саакашвили не столько в силу блестящих способностей последнего, сколько из-за отсутствия внятной идеологии и внутренних распрей.

За президентом остается роль арбитра, однако права законодательной инициативы он лишается

В этой ситуации третий срок для третьего президента страны выглядел бы, как открытый вызов даже для умеренных сторонников "Мишико". Особенно, если учесть такие негативные для власти факторы, как территориальные потери (при Шеварднадзе Тбилиси контролировал почти половину территории бывшей Юго-Осетинской автономной области). Неслучайно поэтому еще в 2008 году Саакашвили заявил, что на третий срок не пойдет. Однако реальная политика не сводится к жестким и чеканным формулам права. Если хочется сохранить власть и дальше, то существует много способов добиться этого. Саакашвили не пошел по азербайджанскому пути, назначив референдум о третьей легислатуре. Он, как профессиональный юрист, избрал иной путь – конституционную трансформацию.

В июне 2009 года Саакашвили инициировал создание Государственной конституционной комиссии. Летом нынешнего года комиссия выдала свой проект изменений Основного закона. Согласно этим изменениям, внутри грузинской власти произойдет перераспределение полномочий. Ключевой фигурой во властной иерархии Грузии становится премьер, выдвигаемый парламентским большинством. Кстати сказать, до 2013 года, по новым правилам, парламент премьера не выдвинет, а сам он должен избираться в 2012 году.

Принимая во внимание тот факт, что правящая партия "Единое национальное движение" контролируется Государственной канцелярией (аналог администрации президента России), не трудно прогнозировать выдвижение премьера хоть в 2012, хоть в 2013 годах. Новая Конституция, в частности, ставит любой документ в зависимость от подписи главы правительства. Выпушенные президентом бумаги без такой подписи просто не будут иметь силы. Однако, если президента (с весьма урезанными полномочиями) будет избирать все население страны, премьеру достаточно поддержки парламентского большинства, которое опять же контролируется из одного центра. При такой конфигурации даже победа президента из представителей "умеренной оппозиции" в 2013 году не станет крахом для режима Саакашвили.

В Грузии нередко бывало так, что вчерашние ярые сторонники власти превращались в радикальных оппозиционеров, и наоборот – критики президента и правительства становились их защитниками. Для Запада будет создана красивая картинка. Президент Саакашвили оставил свой пост, его преемник немного отличается от него по стилистике. При этом сам бывший президент в соответствие с формально демократической процедурой продолжает работать. Ведь был же схожий прецедент в постсоветской Литве, когда вчерашний президент Альгирдас Бразаускас после окончания своей легислатуры становился затем премьер-министром, как представитель парламентского большинства. Другой вопрос, что в Литве в отличие от Грузии такое волеизъявление жестко не контролировалось. Но это уже нюансы, а в них мало кто будет разбираться.

В истории современной Грузии было две Конституции. Оговоримся сразу, что в этот перечень мы не включаем Конституции Грузинской ССР, поскольку это была республика в составе другого государства. Первая грузинская Конституция была принята Учредительным собранием Грузии 21 февраля 1921 года. И хотя Основной закон был принят на закате "первой республики" и реально не работал, поскольку уже к марту этого года республика была "советизирована", его значение для современной грузинской государственности нельзя недооценивать. В конце 1980-х – начале 1990-х лидеры грузинского национального движения выступали за восстановление политико-правовой преемственности новой Грузии и "первой республики".

Конституционная реформа в Грузии выходит за рамки внутриполитической повестки дня

Второй Основной закон был принят в 1995 году. И если первая Конституция была Основным законом парламентской республики, то вторая устанавливала президентскую модель власти. Готовящийся третий Основной закон предлагает так называемую "смешанную модель". Так, в отличие от канонов обычной парламентской республики президент Грузии будет избираться всенародно, а не по итогам парламентских выборов. Однако, как бы ни называли эту новую модель, фактически речь идет о попытке действующего главы грузинского государства пролонгировать свое пребывание на политическом Олимпе.

Если выйти за рамки нарисованной благостной картинки, то такая попытка несет в себе существенные риски для Грузии и во внутренней, и во внешней политике. Оппозиции вряд ли понравится такая перспектива. И хотя до сей поры оппоненты Саакашвили не демонстрировали способности объединиться ради достижения стратегической цели, новая инициатива властей может подтолкнуть их к более высокому уровню интеграции.

Почувствовав такой вызов, Саакашвили и его команда начнут искать способы консолидации, а ничего лучшего, чем поиск внешнего врага они до сих пор не придумали. И мы уже не говорим о том, что пролонгация нахождения Саакашвили у власти заморозит любые попытки поиска компромисса между Тбилиси и Москвой. Впрочем, и отношениям Запада и России это также может нанести дополнительный ущерб, поскольку грузинские власти давно и с успехом сталкивают лбами больших международных игроков.

Следовательно, конституционные трансформации в Грузии по своим последствиям выходят за рамки исключительно внутриполитической повестки дня этой республики. Впрочем, реформа только началась. Будем следить за ее дальнейшим продвижением.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

политология, реформы, доверие, правящая партия


Сергей Миронов: финансово-экономический кризис – это, прежде всего, дефицит доверия
СМИ предрекают отставку Громову и Стрельченко
Собянин изгоняет из мэрии лужковских журналистов



2009-2017. Карта сайта