Политический клуб PolitRoom
   
О клубе
Устав клуба
Структура
Администрация
Доклады
Проекты
Проблематика
Публикации
Торговый дисбаланс раскалывает восьмерку

В южнокорейском городе Кенджу с 21 по 23 октября проходила встреча министров финансов и глав центральных банков "большой двадцатки". Место проведения мероприятия было выбрано не случайно – 11-12 ноября в Сеуле состоится очередной саммит глав государств и правительств G-20.

Главы финансовых ведомств выполняли традиционную для подобных саммитов роль "шерп", занимающихся подготовкой предстоящей встречи лидеров G-20. Они анализируют и обсуждают основные вопросы повестки дня и приготавливают варианты решений.

Основными темами саммита стали "валютные войны" и международная торговля

На этот раз основными стали темы "валютных войн" и международной торговли, а также управления мировыми финансами. Все это вполне актуально в свете продолжающегося мирового экономического кризиса. Ситуация в Европе, где развернулись классовые бои невиданной силы – в Греции, Франции, Испании, Италии, а теперь уже и в Великобритании – ясно показывает, что до стабилизации мировой экономики еще далеко.

Основной проблемой в последнее время является торговый дисбаланс. Особенно это касается взаимоотношений двух крупнейших мировых экономик – Америки и Китая. Первая покупает значительно больше, чем продает. Второй, напротив, вывозит товаров гораздо больше, чем импортирует. Так, профицит баланса Китая составляет 4,7% от ВВП, а дефицит американского баланса – 3,3% от ВВП.

Сложилась парадоксальная ситуация – страны бедные (в душевом исчислении ВВП), например, Китай, Вьетнам, Индия, вывозят своей продукции больше, чем страны богатые. Более того, они выступают в роли кредиторов этих старых развитых стран, скупая их ценные бумаги, в первую очередь, векселя американского казначейства. Если в XIX веке Великобритания экспортировала в Азию и Африку свои товары, Франция вывозила капитал, то сегодня ситуация обратная.

Однако Вашингтон обвиняет тот же Китай в манипуляциях со своей национальной валютой – юанем, благодаря чему Пекин создает себе односторонние торговые преимущества. По мнению США, китайцы сознательно занижают курс юаня, что способствует дополнительному спросу на их товары, так как они дешевле аналогичных американских, а главное, создает дисбаланс в торговле.

Поэтому в преддверии встречи в Кенджу американский министр финансов Тимоти Гайтнер направил ее участникам письмо, в котором рекомендовал ограничить к 2015 г. разницу между импортом и экспортом каждой из стран G20 до 4% ВВП. По его мнению, это позволило бы избежать валютных войн, когда государства с целью поддержки экспорта ослабляют свою валюту.

Это предложение встретило поддержку со стороны Канады и Австралии, однако Россия, Германия, Япония – ведущие экспортеры мира – высказали свои возражения по поводу американской инициативы. Прямо настаивать на своем предложении Гайтнер не стал – слишком велика была боязнь рассердить Пекин. Американцы – он и глава Федерального резерва Бен Бернанке – предпочли мягкую тактику. Они разъясняли взаимную выгоду от добровольного ограничения профицита в торговле и отказа от искусственного сдерживания роста юаня.

Вообще, создается впечатление, что повторяется история 80-х годов, только с той поправкой, что место Японии занял Китай. Тогда, двадцать и более лет назад, в Америке также были сильны страхи перед японскими экспортерами, которые заваливали своими товарами рынок США. И точно также предъявлялись Токио претензии по поводу протекционистских мер и защиты внутреннего рынка от иностранных товаров. Только теперь Вашингтон призывает Китай и других экспортеров полагаться не на внешние рынки, а на свой внутренний, поднимая уровень потребления у себя дома.

История говорит нам о том, что подобные страхи кажутся обоснованными только в ближайшей перспективе. По прошествии двадцати лет тогдашние претензии к Японии представляются малообоснованными. В середине 80-х казалось, что она вот-вот обгонит Америку по размерам ВВП, и что ее экономическая модель с сильными монополиями, с системой пожизненного найма, с государственным протекционизмом более совершенна, чем американская. Однако прошло двадцать лет и про Японию уже забыли, ее "экономическое чудо" осталось в далеком прошлом, страну постиг затяжной экономический кризис, результатом которого стала долгосрочная стагнация. В качестве флагманов развития ее обогнали и Южная Корея, о которой сегодня упоминают в десять раз чаще, и, конечно, Китай.

Поэтому "желтая опасность" в лице Поднебесной представляется преувеличенной. Все эти мега-экспортеры рано или поздно начинают испытывать серьезные проблемы, которые подрывают их конкурентоспособность. Так было и с Великобританией в начале XX века, так случилось и с Японией в конце столетия.

В свою очередь, американские финансовые ведомства подверглись в Корее критике, например, со стороны Германии, за явно выражаемое желание начать накачку экономики ничем не обеспеченными деньгами. Европейцы опасаются, что подобные кейнсианские меры подорвут финансовую стабильность, олицетворяемую долларом, и негативно скажутся на курсе евро.

Достичь всеобъемлющего экономического соглашения будет чрезвычайно тяжело

Помимо вопроса о торговом дисбалансе, по которому договориться не удалось, значительное место в дискуссиях в Кенджу занял вопрос реформы мировых финансовых институтов. Президент Южной Кореи Ли Мен Бак сказал, обращаясь к главкам финансовых ведомств: "Если мы не сможем достичь согласия или же отложим его на будущее, то мировая экономика столкнется с серьезным кризисом, и это будет нервировать людей". Он даже в шутку заявил им, что если они не придут к какому-либо соглашению, то он "может остановить все автобусы, поезда или самолеты на их обратном пути домой".

В свою очередь, российский министр финансов Алексей Кудрин заявил: "Сейчас проходит очередной этап разработки финансовых инструментов, регулирования финансовых рынков, эта работа будет продолжена. Соответствующие доклады будут представлены на саммит в Сеуле. Прежде всего, речь идет о финансовых инструментах, о деривативах, мерах антицикличности действий в банках, достаточности капитала и других".

В коммюнике, принятом главами минфинов и центробанков G20, говорится, что необходимо "предпринять меры по повышению стандартов на национальном и международном уровне, таким образом, чтобы национальные власти последовательно осуществляли переход на мировые стандарты", что обеспечит равные условия и позволит избежать фрагментации рынков, протекционизма и регулятивного арбитража.

Главам G-20 также предлагается одобрить решение по разработке стандартов "Базель III", одобрить рекомендации Совета по финансовой стабильности и увеличить интенсивность и эффективность надзора на финансовых рынках, а также утвердить принципы, процедуры и сроки реализации мер по смягчению рисков, связанных с работой системно значимых финансовых институтов и по решению проблемы компаний, которые "слишком большие, чтобы обанкротиться".

Финансовые начальники отметили, что "восстановление мировой экономики продолжается, хотя оно хрупкое и неравномерное. Рост экономики был высоким во многих странах с формирующимися рынками, но его темпы остаются скромным во многих странах с развитой экономикой. По их мнению, "риски остаются, и отличаются от страны к стране и от региона к региону, однако, учитывая высокую взаимозависимость между нашими странами в глобальной экономической и финансовой сферах, несогласованные действия приведут к ухудшению результатов для всех".

Единственным конкретным шагом стало без преувеличения историческое решение по перераспределению квот внутри МВФ между развитыми и развивающимися странами. Была достигнута договоренность увеличить долю развивающихся стран в капитале МВФ до 42,29%. Страны Евросоюза отдали два своих места из 24 в исполнительном совете МВФ развивающимся странам, таким как Индия и Китай. По словам директора МВФ Доминика Стросс-Кана, реформа будет крупнейшей с момента создания Фонда.

Встреча в Кенджу показала, что достичь всеобъемлющего экономического соглашения, обязательного к исполнению, будет чрезвычайно тяжело. Слишком различаются интересы государств. У быстро растущих экономик стран-экспортеров одни приоритеты, у ставших импортерами "старых" держав – другие. Острота проблем также ощущается неодинаково. В Европе она сильнее, в Азии и России – куда менее заметна. Однако вести подобный диалог необходимо. В эпоху глобализации взаимозависимость разных регионов мира невероятно возросла. Без поиска совместных путей выхода из кризиса обойтись невозможно, и поодиночке выбраться из него не удастся.

деньги, токио, совет


Экологи: под угрозой исчезновения пятая часть животных и растений планеты
Выборы не внесли ясности
Николай Левичев: уголовная ответственность за махинации с открепительными удостоверениями – принципиальный момент



2009-2017. Карта сайта