Политический клуб PolitRoom
   
О клубе
Устав клуба
Структура
Администрация
Доклады
Проекты
Проблематика
Публикации
Тюрьма станет гуманнее

Правительство недавно утвердило Концепцию развития уголовно-исполнительной системы до 2020 года, которая призвана улучшить жизнь российских заключенных. В целом государство готово заменить репрессивность, традиционно присущую этой сфере, на европейскую гуманность.

Существует легенда о том, что после опубликования книги А. П. Чехова о Сахалине (одно из самых страшных в конце XIX века мест ссылки в царской России) власти отменили телесные наказания кнутом, а позже пожизненную каторгу. Вряд ли нынешние реформы пенитенциарной системы России навеяны чьим-то авторитетным мнением. Похоже, что их разработчики, прежде всего, исходят из экономической целесообразности. Но и такой подход оправдан, ведь, по некоторым данным, уголовно-исполнительная система "съедает" пятую часть отечественного валового национального дохода. При этом только численность штатных работников мест заключения составляет более 345 тыс. человек. Для сравнения – в добыче полезных ископаемых в 2008 году, по данным Росстата, было задействовано 290 тыс. человек. При этом имидж уголовно-исполнительной системы в России традиционно остается крайне непривлекательным.

Безусловно, в сравнении с советским периодом пенитенциарная система сделала большой шаг к гуманизации. Во многом этому способствовал ее переход в 1997 году из ведения Министерства внутренних дел в Министерство юстиции. Еще до вступления в силу нового Уголовно-процессуального кодекса (2002 г.) была существенно сужена практика применения содержания под стражей. Очеловечиванию российской тюрьмы способствовало и то, что наша страна, вступая в Совет Европы в 1996 году, приняла на себя международные обязательства в области обеспечения прав человека и обращения с правонарушителями в местах лишения свободы. Модели отечественной тюрьмы и колонии-поселения сегодня разрабатываются на основе европейских пенитенциарных правил.

Итак, согласно Концепции развития уголовно-исполнительной системы до 2020 года, предусмотрен переход от коллективного содержания заключенных (колоний) к новым видам исправительных учреждений (тюрьмам), раздельному содержанию осужденных в зависимости от тяжести совершенных преступлений, а также расширение применения наказаний, не связанных с лишением свободы.

Реформа коснется не только мест лишения свободы, но и всей системы исполнения наказаний

По словам директора Федеральной службы исполнения наказаний Александра Реймера, наконец, будет решена проблема перенаселенности помещений колоний. Если сейчас в среднем в каждом из них находится более 100 человек, то вскоре будет не больше шести осужденных. Изменения коснутся и режима пребывания. Заключенным разрешат свободно выходить на прогулки, работу, в спортзал, а двери камеры будут закрываться лишь в ночное время.

Либерализация уже заметна в учреждениях за колючей проволокой: в Забайкальском крае три арестанта, отличившиеся на уборке картошки, были поощрены отпуском домой. В Федеральной службе исполнения наказаний не исключают возможности более частого предоставления осужденным отпусков.

Кроме того, тюремное ведомство страны заявило о начале массового внедрения электронных браслетов. Уже в будущем году под контроль с использованием высокотехнологичных устройств могут попасть до 15 тыс. человек. Электронные браслеты поднимут тревогу при любой попытке нарушить установленный режим.

Высокопоставленные чиновники не раз подчеркивали, что реформа коснется не только мест лишения свободы, но и всей системы исполнения наказаний. Предполагается, что последние будут заменены более гуманными карами. Преступника по возможности буду приговаривать к ограничению свободы, условному сроку, обязательным или исправительным работам, наконец, к обычному штрафу. Можно сказать, что суды уже положительно "отреагировали" на эту либерализацию: за 10 месяцев 2010 года в СИЗО поступило почти на 50 тыс. арестованных граждан меньше, чем за то же время в прошлом году.

Тем не менее, серьезным тормозом проводимых преобразований может стать неприятная статистика. Так, по официальным данным, сейчас в учреждениях уголовно-исполнительной системы содержится более 820 тыс. человек. Более 500 тыс. человек отбывают наказание на воле. Сегодня Россия занимает второе место в мире (после США) по количеству заключенных на душу населения. К тому же за несколько последних лет количество осужденных за тяжкие и особо тяжкие преступления возросло вдвое. Сейчас таких 80 % от общей численности осужденных. Более четверти приговорены к длительным срокам, почти половина отбывает наказание второй раз и более.

В судебно-исправительных органах не скрывают, что должна измениться идеология системы исполнения наказаний. В будущих тюрьмах не планируется перевоспитывать арестантов, однако, считается необходимым оградить их от влияния рецидивистов. Для этого 150 тыс. "новичков" российских колоний уже отделены от матерых преступников. И это только начало многоэтапной тюремной реформы, которая, по прогнозам ее разработчиков, приведет к тому, что в стране будет не более 600 тыс. арестантов, включая подследственных.

Понятно, что концепция – не панацея от накопившихся проблем. Эффективность деятельности уголовно-исправительных учреждений, как отмечается в документе, "зависит от работы других правоохранительных органов". Но еще больше она зависит от внесения необходимых поправок в действующее законодательство. Помимо изменений в Уголовно-исполнительном кодексе, ожидается принятие закона о службе пробации – органе, который будет контролировать условно осужденных.

Тюремное ведомство страны заявило о начале массового внедрения электронных браслетов

Впрочем, в России только законотворческими мерами дела не поправить. Немаловажно, что решения и действия судей, сотрудников правоохранительных органов остаются прежними – жесткими и безапелляционными в одних случаях и "благожелательными" в других. По-прежнему в судах используется негласное правило, существующее еще с советских времен: наказывать по "срединной планке". Например, если статья предусматривает лишение свободы от 6 до 12 лет, судья даёт подсудимому 9 лет.

Вызвавшая огромный резонанс смерть юриста инвестиционного фонда Hermitage Capital Management Сергея Магнитского, произошедшая в следственном изоляторе "Бутырка", заставила всерьез задуматься над тем, что творится сегодня в тюремных больницах. К сожалению, концепция ничего существенно не меняет в медицинском обеспечении заключенных, оставляя их беззащитными перед возможным произволом персонала и руководства тюрем.

Настораживает и то, что чиновники дистанцируется от экспертного сообщества в разработке и принятии судьбоносных решений. Например, Общественная палата смогла заслушать разработчиков упомянутой концепции уже после того, когда документ был передан в правительство.

Кроме того, никто в стране не отменял камеру предварительного заключения (КПЗ). А ведь зачастую "тюремные университеты" в жизни человека начинаются здесь. В течение трех суток милиция имеет право держать в КПЗ любого человека. А может и дольше, если запасется необходимыми бумагами. Правозащитники и надзорные органы буквально завалены жалобами на произвол людей в пагонах: выбивание показаний, подтасовку свидетельств, давление и пр.

При этом традиционная вера в необходимость жестокости к подлинным или предполагаемым преступникам в народе не иссякла, разве что несколько ослабла. Это дает своеобразный карт-бланш судебно-исполнительной системе и оправдывает исходящую от нее опасность, от которой никто не застрахован.

политика сша, преступность, реформы, права


Матвиенко согласилась обсудить перенос Охта-центра
В России вступает в силу техрегламент безопасности автомобилей
Лужкова больше не будут вызывать в суд за фальсификации на выборах



2009-2017. Карта сайта