Политический клуб PolitRoom
   
О клубе
Устав клуба
Структура
Администрация
Доклады
Проекты
Проблематика
Публикации
Военную карту радикально перекраивают

Нынешней осенью военно-административное деление России претерпевает радикальные изменения. Своим указом президент Дмитрий Медведев перекроил военную карту страны, образовав четыре войсковых округа, вместо шести, существовавших до недавнего времени.

Эти изменения повлекут за собой беспрецедентную перегруппировку штабов и войск по территории страны. Известно, что до 1 декабря 2010 года в Чите и в Агалатово под Санкт-Петербургом будут развернуты три общевойсковые армии, в структуру которых войдут шесть создаваемых бригад. Кроме того, создаются восемь объединенных авиационных баз и две морские. Для некоторых из них уже определены места дислокации – Воронеж, Челябинск, Домна (под Читой) и близ Комсомольска-на-Амуре.

Причём, необходимость создания авиабаз в Минобороны лишь отчасти объясняют внешними потенциальными угрозами России, главная же причина – большие траты на содержание аэродромов: приблизительно 1 млрд. рублей в год на каждый, а всего их насчитывается 245. После объединения в эксплуатации МО останется только 27 основных аэродромов, на которых будут базироваться все рода ВВС.

Видимо, остальные 218 будут просто брошены. Как это случилось, например, с военным аэродромом и всей его социальной инфраструктурой в Шаталово на Смоленщине, когда оттуда в Воронеж был передислоцирован 47-й авиаполк. Накануне прошлой зимы там бросили на произвол судьбы 4800 человек ветеранов и гражданских лиц, о чём в администрации области узнали лишь тогда, когда полк убыл.

То есть преобразования сразу же потянули за собой массу социальных проблем военнослужащих. Причём, проблемы эти, судя по поступающей из регионов информации, ни Минобороны, ни власть должным образом не решают.

Новые изменения повлекут за собой беспрецедентную перегруппировку штабов и войск

"Уплотнение" военных округов с 6 до 4 будет проходить в два этапа. К 1 сентября были слиты Ленинградский и Московский – на их базе образовался Западный военный округ (ЗВО). А к 1 декабря возникнут Южный (на базе Северо-Кавказского), Центральный (вместо Приволжско-Уральского) и Восточный (путем слияния Сибирского и Дальневосточного) военные округа.

Штабы ЮВО, ЦВО и ВВО будут находиться, соответственно, в Ростове-на-Дону, Екатеринбурге и Хабаровске. А вот штаб ЗВО разместился в Санкт-Петербурге. 23 сентября здесь под председательством главы военного ведомства Анатолия Сердюкова состоялось выездное заседание коллегии Минобороны, на котором обсуждались вопросы, касающиеся формирования этого округа. Штаб бывшего Московского ВО ныне ликвидирован. Его офицеры и генералы, пожелавшие продолжить службу, отправились в северную столицу страны, остальные были уволены.

Вся эта картографическая перекройка не может не вызывать вопросов. Дело в том, что ещё 6 июля был издан указ президента о формировании на базе упраздняемых военных округов четырех объединенных стратегических командований (ОСК) – "Запад", "Центр", "Восток" и "Юг".

Между тем, в тексте последнего президентского указа основной военно-административной единицей РФ называется военный округ, а об ОСК ни в основном тексте указа, ни в приложениях к нему даже не упоминается.

В тоже время, ещё 23 июля, то есть за два месяца до президентского указа, Сердюков, по сути взяв на себя прерогативу главковерха, своим приказом назначил временно исполняющих обязанности командующих вновь образуемых четырех военных округов.

Всё это лишний раз подтверждает то, о чём уже неоднократно писал автор этих строк на страницах "НП": реформы в ВС изначально не были продуманы ни стратегически, ни тактически, ни тем более в деталях. Начались они спонтанно и призваны выполнить лишь одну задачу – сокращать численность вооруженных сил страны. Военным ведомством овладело желание поскорее ужать армию до заданного числа в 1 млн. военнослужащих.

Как сообщил "Интерфаксу" источник в Минобороны, создание четырёх ОСК позволит "к 1 декабря 2010 года сократить численность центральных структур управления в три раза – с 10,5 тыс. до 3 тыс. офицеров и генералов".

На этом фоне не может не удивлять то, что число замов у самого Сердюкова год от года только растёт. Нынешний вице-премьер Сергей Иванов, уходя в феврале 2007 года с поста главы военного ведомства, оставил своему преемнику пять ближайших подручных. Едва возглавив министерство, Сердюков, увеличил этот контингент до семи человек, а сегодня его окружает уже девять заместителей.

Реформаторский пыл Минобороны приводит к весьма печальным последствиям

Между тем, реформаторский пыл Минобороны приводит к весьма печальным последствиям. Возьмем для примера такую сферу, как военное образование. Этим ведает в Минобороны замначальника Главного управления кадров МО Тамара Фральцова. Её политика на важнейшем для армии направлении сводится, главным образом, к закрытию военных вузов. Более того, с нынешнего года войсковые училища и академии вообще перестали набирать курсантов. Сколько лет продлится эта "вынужденная пауза", неизвестно.

Тут же выяснилось, что и выпускников в войсках никто не ждёт. В нынешнем году военвузы выпустили порядка 15 тыс. лейтенантов. А армия, приводимая к пресловутому "новому облику", имеет в наличии лишь 2-3 тыс. вакансий на первичных офицерских должностях. Лейтенантов ставят на должности сержантов, тех же, кому это претит, безоговорочно увольняют из армии. О соблюдении каких-то юридических норм, контрактных договорённостей речи вообще не идёт. Главная военная прокуратура хранит по этому поводу гробовое молчание.

Беспощадно уничтожается и медицинская составляющая ВС. Скажем, к 1 октября должен быть расформирован Томский военно-медицинский институт (ТВМИ). "То, что закрывают учебный процесс – это одно, – выразил крайнюю обеспокоенность по данному поводу заместитель губернатора Томской области по особо важным проектам Сергей Точилин. – И другое – ликвидация медицинской направленности при отсутствии желания передать оборудование и фонды для того, чтобы мы организовали на этой базе продолжение обслуживания того контингента, который к институту прикреплен".

И это только один пример. Опять же к 1 октября должны быть ликвидированы Саратовский и Самарский военно-медицинские институты, а также Московский государственный институт усовершенствования врачей Минобороны. Медоборудование в них собираются демонтировать, а здания продать на аукционах.

Главное военно-медицинское управление МО отмалчивается. Лишь один анонимный генерал-медик высказал в СМИ убеждение в том, что судьбой сокращаемых военно-лечебных учреждений (ВЛУ) должно заниматься не Минобороны, а правительство.

Реформы в ВС изначально не были продуманы ни стратегически, ни тактически, ни тем более в деталях

Очевидно, что с молотка уйдут и все другие объекты МО, которые опустеют в связи с передислокациями штабов и войск, и массовыми сокращениями. Так, столичная инфраструктура управления Московского военного округа, по сведениям источников из Минобороны, будет выставлена на торги со стартовой стоимостью в несколько миллиардов долларов США. Декларируется, что полученные от реализации деньги планируется потратить на решение жилищных проблем военнослужащих и обустройство войсковых гарнизонов на новых местах.

Тем не менее, эксперты отмечают, что быстрота, с которой проводится военная реформа, весьма отрицательно сказывается на военных и их семьях. Их выводы подтверждаются и официальными данными. 20 сентября главный военный прокурор Сергей Фридинский заявил в Совете Федерации, что свыше 150 тыс. военнослужащих и членов их семей нуждаются в жилье, в том числе более 90 тыс. – в постоянном.

Власть же оперирует лишь показателем в 90 тыс. нуждающихся. И уверяет, что решит проблему до конца текущего года. У того же Фридинского это вызывает большие сомнения. "Кроме предоставления военнослужащим государственного жилищного сертификата, другие меры предоставления им жилья показали себя как малоэффективные, так как темпы закупки жилья для военнослужащих не удовлетворяет потребности военного ведомства", – доложил он сенаторам.

На "закрытие" жилищной проблемы 90 тыс. офицеров государство действительно выделило немалые средства. Но нанятые фирмы требуют в разы большего финансирования. Ещё в апреле заместитель председателя комитета Госдумы по обороне Михаил Бабич сообщил, что "главная проблема 2010 года, с которой мы столкнулись, – это объем ассигнований: Министерству обороны для решения задачи по постоянному и служебному жилью денег в бюджете не хватает ровно в два раза, требуется до 90–95 млрд., а есть только 52–54 млрд. рублей". По его же словам, "в 2009 году военным было выделено 45 тыс. квартир, но выясняется, что, на начало 2010 года в очереди на жилье опять 93 тыс. человек, и к этому количеству офицеров надо добавить нуждающихся в служебном жилье в новых пунктах дислокации".

Но и из упомянутых 45 тыс. квартир многие по сей день остаются недостроенными. И Сердюков, докладывая верховному главнокомандующему о том, что в 2010 году Минобороны решит жилищный вопрос раз и навсегда, явно вводит президента в заблуждение.

президент, госдума


Экс-президенту Киргизии предъявлены обвинения по нескольким статьям УК
Москвичи прогнали строителей из Малого Козихинского переулка
Новый политический консенсус



2009-2017. Карта сайта