Политический клуб PolitRoom
   
О клубе
Устав клуба
Структура
Администрация
Доклады
Проекты
Проблематика
Публикации
Земля не для всех

Президент Дмитрий Медведев поручил Госдуме до завершения осенней сессии принять закон об изъятии неиспользуемых сельскохозяйственных земель. Законопроект находится в нижней палате еще с ноября 2008 г., но до сих пор успел пройти только первое чтение. Депутаты никак не могли определить, каким образом наиболее эффективно соблюсти баланс между эффективным использованием сельскохозяйственных земель и защитой прав собственника.

Один из авторов законопроекта, сенатор и известный бизнесмен, чьи интересы лежат в области сельского хозяйства, Сергей Лисовский утверждает, что из сельхозоборота выведено почти 50 % земель сельхозназначения, причем, примерно половина из этого объема приходится на земли, скупленные инвесторами со спекулятивными целями. С целью спекуляции скупались самые плодородные и удобно расположенные земли, их капитализация в период экономического роста 2000-х годов увеличивалась на 30-40 % в год. После кризиса рынок замер, инвесторы участков не продают, ожидая возобновления роста. Помимо этого, выведение земель из сельхозоборота негативно сказалось на местном населении, которое массово потеряло работу.

В России ранее не существовало исторических прецедентов изъятия неиспользуемых земель. До 1917 г. земля принадлежала крестьянской общине или собственнику. В случае принадлежности земли общине, неиспользуемые земли могли быть переданы другому крестьянину, что было крайне важно в условиях нехватки пахотной земли в регионах центральной России, которые при этом были перенаселены сельским населением. Но изъятие неиспользуемых земель в рамках общины было совсем непохоже на лишение права собственности, ведь владел землей не отдельный крестьянин, а вся община, она же решала, как наиболее эффективно использовать то, что у нее есть. В свою очередь собственник земли мог делать (или не делать) на ней все, что ему было угодно.

Критерии неиспользуемой земли должно установить правительство своим специальным постановлением

В советское время земля стала собственностью государства и передавалась в пользование колхозам, а также частным лицам. Естественно, такая форма пользования целиком зависела от воли государства и земля могла быть в любой момент отчуждена. В настоящее время земельное право России базируется на Конституции и Земельном кодексе, вступившем в силу в 2001 году. В кодексе узаконено частное право на владение землей. Теперь любой гражданин России, владеющий земельным участком на правах собственности, может по своему усмотрению продать его, оставить в наследство или использовать в качестве залогового имущества.

Сейчас ситуация такова, что по мнению государства, должны без проблем сосуществовать такие явления, как собственность на землю и возможность отчуждения сельскохозяйственных земель при их неэффективном использовании. При этом государственные чиновники ссылаются на зарубежную практику, где владение сельскохозяйственными угодьями регулируется особым образом. Так, например, германское земельное право устанавливает законодательное регулирование оборота земель сельскохозяйственного назначения и лесного фонда, предусматривающее запрет на дробление лесных и сельскохозяйственных участков, их отчуждение с изменением целевого назначения и обеспечивающее развитие высокоэффективного агропромышленного производства в интересах всего немецкого народа. Сельхозпроизводителям предоставляется приоритетное право на приобретение сельскохозяйственных угодий, по сравнению с лицами, не занятыми в сельском хозяйстве.

Помимо этого в Германии, Швеции, Франции, Италии, Испании, Норвегии особое внимание уделяется контролю над рациональным использованием земель, выполнением землевладельцами правовых обязательств, в том числе по налоговым платежам. В европейских странах приняты меры против передачи сельскохозяйственных земель под другие цели, особенно на территориях, расположенных близ городов. В Италии государственный контроль над земельным оборотом сводится к возможности принудительной сдачи в аренду или продажи участка более эффективным пользователям, если фермер не обеспечивает ведение хозяйства должным образом (включая поддержание плодородия земли и использование по целевому назначению).

Подобную же систему контроля планируется ввести и в России. Как пишет газета "Ведомости", последняя версия законопроекта состоит из поправок в Гражданский и Земельный кодексы и ряд законов: в нем подробно описана процедура изъятия не используемых по назначению сельхозземель и участков для строительства. Возможность изъять участки существует и сегодня, но в России нет соответствующей процедуры и признаков неиспользуемых земель, что делает практику изъятия не используемых территорий неработоспособной.

Согласно готовящемуся закону, можно будет изъять у собственника или арендатора сельскохозяйственные земли, не использовавшиеся три года со времени появления прав на участок. При этом не учитывается время освоения участка, на что может быть отведено до двух лет, и время стихийных бедствий, которые могли затруднить использование земли по назначению. Если говорится об участке под строительство, то контрольный срок повышается до пяти лет.

Надо отметить, что государство и раньше пыталось запустить процедуру изъятия. Еще в 2009 г. управление Россельхознадзора по Приморскому краю приступило к процедуре изъятия у землепользователей необрабатываемых земель сельскохозяйственного назначения. Решение по изъятию было принято Арбитражным судом Новосибирской области в связи с тем, что земля на протяжении долгих лет не использовалась по своему прямому назначению и в результате полностью заросла сорняками. Данный инцидент произошел с двумя участками общей площадью 50 гектаров, которые было решено разделить и продать под дачные участки. Второй случай произошел в Пермском крае, где собственники добровольно отказались от участков после того, как получили предписание от Россельхознадзора.

В европейских странах владение сельхозугодьями регулируется особым образом

Впрочем, у законопроекта есть и немало противников, которые утверждают, что классификация видов сельскохозяйственного использования земель сложна и не может учесть всех факторов, что неизбежно породит коррупцию. Так, землю можно просто раз в несколько лет засеивать какой-либо сельхозкультурой, и попытки отобрать данный участок провалятся, хотя бы даже эта территория и была реально не используемой. Указывают и на то, что закон может стать орудием в руках крупных и богатых земельных собственников против их менее удачливых соседей-землевладельцев. Критики указывают на то, что сейчас налоги на землю носят символический характер, что позволяет держать большие участки земли без их коммерческого использования. Повышение налога на землевладения, говорят противники нового закона, решит проблему неиспользуемых земель без создания массивной бюрократической надстройки и сложного аппарата терминов и системы классификации земель.

Но, несмотря на критику, часто заслуживающую внимания, новый механизм отчуждения прорабатывается со всеми необходимыми деталями. В том случае, если местные, контролирующие землепользование чиновники зафиксировали наличие неиспользуемых земель, то выносится предписание об устранении нарушения. Когда собственник не выполняет предписание, документы о нарушении передаются в уполномоченный орган, который в течение двух месяцев принимает решение об изъятии земли. Изъять участок у частного собственника можно только через суд, а у государственных и муниципальных учреждений – в административном порядке. Изъятый у частника участок надлежит продать с публичных торгов, бывшему владельцу возвращается вырученная сумма за вычетом расходов на проведение тендера и кадастровые работы.

Надо отметить важную деталь: в законопроекте нет критериев неиспользуемой земли – их должно установить правительство своим специальным постановлением. Это связано с тем, что классификация сельскохозяйственных земель чрезвычайно разнообразна и учесть, как правильно используются пашни, пастбища, фруктовые сады и прочие угодья можно только в том случае, если этому будет посвящен отдельный документ, точный как технический регламент. И чем более четкими будут формулировки в этом описывающем документе, тем меньше будет коррупционный потенциал нового закона, так как точно сформулированные критерии использования не позволят чиновникам манипулировать расплывчатыми формулировками для оказания давления на собственника. Возможно, для создания такого документа имеет смысл максимально использовать опыт тех стран, где подобные акты уже давно и успешно работают.

кризис, wikileaks, медведев, президент


Усама бен Ладен уступил титул террориста номер один
Переговорные сенсации
Еврокомиссия выступила против газового контракта России и Польши



2009-2017. Карта сайта