Политический клуб PolitRoom
   
О клубе
Устав клуба
Структура
Администрация
Доклады
Проекты
Проблематика
Публикации
Лев Федоров: химическое оружие угрожает Москве

Эксперты утверждают, что в Москве до сих пор остаются захоронения химического оружия. Одно из таких мест – бывший секретный полигон в Кузьминском лесопарке, на котором полвека испытывали бактериологическое и химическое оружие массового поражения. О том, сколько в Москве подобных захоронений, и какую угрозу они представляют для жителей столицы, в специальном комментарии для "НП" рассказал президент Союза "За химическую безопасность" Лев Федоров:

– Решение этой проблемы должно стать одной из первоочередных задач нового министра природы Москвы и мэра Сергея Собянина. Предыдущий министр природы целых 10 лет делал вид, что ничего не происходит, что военно-химического полигона в Кузьминках не существует.

В 1998 году на месте химического полигона в лесопарке Кузьминки я нашел иприт – отравляющее вещество времен Первой Мировой войны. Вещество проникает в организм человека через кожу, после чего через двое суток он умирает. Меня туда привел свидетель, и иприт я нашел сходу. В 1999 году это наше сообщение тайно проверила военно-техническая академия. В 2000 году Алексей Яблоков, известнейший российский эколог написал письмо мэру Москвы. Но Юрий Лужков ничего "не расслышал" и "не заметил". А бывший министр природы Бочин вполне официально заявил, что никакого иприта в лесопарке Кузьминки нет.

Напомню, что в 2001 году иприт нашли в Вашингтоне. После обнаружения вещества на место этого могильника приехала армия, все оперативно выкопала и вывезла. Наша же власть подергалась, проконсультировалась у МЧС, МГУ, и сообщила через прессу, что там ползают кроты и растет можжевельник. Так государственные деятели не поступают, так поступают политики. Напомню также, что этот полигон служил не только для испытаний химического оружия, там хоронили и ненужное оружие. Его было очень много, поэтому эти захоронения делались очень плохо.

Что касается воздействия этих захоронений на людей, то судите сами. Есть норма допустимого содержания в земле мышьяка. Так вот на месте этого полигона содержание мышьяка превышало допустимую норму в 500 раз. Ведь все вещества, которые испытывались там в период между Первой и Второй мировыми войнами, за исключением иприта и фосгена, создаются на основе мышьяка. А ведь на этом месте люди собирают грибы, а потом несут их продавать.

В Москве есть еще несколько мест, которые вызывают у меня ряд вопросов. Помимо лесопарка Кузьминки, это головной военно-химический склад по адресу Очаковское шоссе, дом 1. Военные там располагаются до сих пор и там же по-прежнему закапывают химическое оружие. Был головной военно-химический институт на Богородском валу, который буквально сливал отходы в речку. Не стоит забывать и о нескольких военно-химических заводах – на Шоссе Энтузиастов, на Триумфальной площади, на Дербеневской набережной.

Замечу, что эти места никто не чистил. Через два года мы закончим исполнение Конвенции об уничтожении химического оружия и доложим, что на территории России его больше нет. Но это будет ложью. В этой Конвенции есть пункт "старое химическое оружие", то есть то, которое сделали до 1946 года, и которое сейчас закопано в Кузьминках, на Очаковском шоссе, на Шоссе Энтузиастов и на Богородском шоссе.

Напомню, что когда Конгресс США спросил армию о том, сколько мест захоронений есть в стране, та ответила, что таких мест 216. После чего Конгресс выделил деньги на то, чтобы каждое из этих мест было реабилитировано. Но это Америка. А у нас просто объявили, что старого химического оружия на территории России нет.

деньги, вашингтоне, МГУ


Сутягин заявил, что его травили психотропными препаратами
Япония отзывает посла из России, эксперты уверены, что Токио нечем наказать Кремль
СМИ: Потеева завербовали из-за плохой защиты сотрудников СВР



2009-2017. Карта сайта